Новости / Культура

Это моя работа. Звонарь

25.11.2011, 12:35 / remove_red_eye 339 / chat_bubble

На расстоянии, где слышен церковный колокольный звон, освящается вся земля. С каждым годом на белорусской земле открывается все больше храмов и монастырей. Не являются исключением и Барановичи. Сегодня три православных храма  города радуют нас своим колокольным звоном. «IP» по благословению настоятеля церкви Святых Жен-мироносиц отца Константина встретилась с одним из звонарей храма, Александром Ницевичем.

В воскресное утро, когда над Барановичами еще сумерки, мы поднимаемся на звонницу над храмом Жен-мироносиц. В церкви начинается утреннее Богослужение, и Александр, взяв в руки веревку, аккуратно раскачивает язык самого большого 1,5-тонного колокола, называемого Благовестом. Над центром города разносится монотонный звон. После нескольких ударов звонарь переходит на специальный пьедестал, куда сводятся растяжки от всех колоколов. Словно гусляр, он перебирает многочисленные веревочки, успевая при этом нажимать и на педаль, связанную с Благовестом. И красивый колокольный перезвон пробуждает наш город.

Звонарь – это не профессия

В церковь Александр ходил с детства, по его словам, поначалу, может, и не совсем осознанно. Молиться его научила бабушка, она же рассказала про Бога, объяснила основы православия. «Я посещал храм даже в коммунистические времена, когда ходил в школу, – вспоминает с усмешкой Александр. – Учителя приходили на Пасху в церковь, чтобы контролировать школьников, но я все равно появлялся в храме, чтобы знали – я верующий. Из-за этого меня впоследствии не приняли в комсомол, причину, правда, не озвучили».

РЕКЛАМА

Когда в Барановичах начинали строить церковь Жен-мироносиц, Александр помогал при возведении храма. «В церкви, как и в любой организации, ты выполняешь определенную работу, те послушания, которые тебе дают, – рассказывает он. – Раньше я работал на заводе и часть свободного времени посвящал православной церкви, принимал посильное участие в приходской жизни». Через какое-то время первый настоятель церкви, отец Андрей, предложил Александру попробовать позвонить в колокола, пояснив, что если есть колокола в храме, то они должны звучать.

«У меня нет музыкального образования, никакой школы не оканчивал. Вначале потихоньку звонил сам, а потом познакомился с Ростиславом, который звонарил в церкви Александра Невского и учился в школе звонарей в Минске, – вспоминает Александр Ницевич. – Что он мне показал, то я тогда выучил, и на этом мое обучение закончилось».

В отличие от Ростислава  Александр не мог уехать в школу звонарей, потому что уже имел семью, работал на заводе «Энергодеталь». Все азы ему пришлось постигать сразу на практике. «Я и сейчас учусь: при посещении монастырей или храмов, где другое количество колоколов, другая подвеска, раз-два покажут что-то новое, запомнишь и потом в другом месте применишь, – объясняет он. – Вначале не всегда на новой колокольне удастся поймать чувство ритма, но после небольшой практики быстро настраиваешься».

Перед тем как начать звонить, Александр читает молитву «Царю небесный». «Я когда звоню, также молюсь. Кроме эмоционального и духовного тепла, молитвы позволяют не смотреть на часы, – объясняет Александр. – Например, когда я бью в Благовест, то читаю три раза Отче наш. В малый Благовест – три раза Иисусову молитву и три раза Господи помилуй».

На колокольню разрешено подниматься только звонарю. Он отвечает за колокола, подвеску, порядок на колокольни. Посторонний на колокольню может попасть только по благословению настоятеля. Но один раз в году в самый великий праздник, на Пасху Христову, когда колокольный звон положен целый день, разрешается звонить всем желающим, но под наблюдением старшего звонаря.

«Многие думают, что звонарь – это профессия или должность, но это не так, – объясняет Александр. – Нет такой должности в православной церкви. Это такое же послушание, какое бывает у каждого прихожанина. Сегодня в нашей церкви кроме меня звонарят еще два человека».

Колокола – это только инструмент

На колокольне храма Жен-мироносиц 9 колоколов.  «Вначале у нас было только четыре больших колокола, – вспоминает Александр. – Их развешивали под руководством директора Минской школы звонарей, когда еще над церковью не было куполов. Остальные колокола докупались позже».

По словам Александра, звук колокола зависит не только от того, правильно ли он висит, но даже от погоды. В жару колокола звучат иначе, чем в дождливый или морозный день. «Если температура на улице ниже нуля, удар в колокол нужно уменьшать, чтобы не повредить его, – объясняет звонарь. – При морозе ниже 10  градусов колокольный звон очень легкий, но звонить надо аккуратно, вполсилы, иначе от сильного удара колокола раскалываются, особенно Благовесты».

Колокола есть в каждом барановичском православном храме – на колокольне храма Александра Невского и на Покровском соборе. По мнению барановичского звонаря, каждый колокол имеет свой уникальный «голос» по качеству звучания и по виду. Колокола различных заводов имеют свои особенности звучания, отличить которые могут только профессионалы. Колокола, изготовленные в Беларуси, отличаются от российских или украинских колоколов.

Однако колокол является только инструментом и во многом колокольный звон зависит от того, кто звонит. По словам специалистов, как у настоящего художника пальцы заканчиваются там, где кисть соприкасается с холстом, точно так  же у звонарей – рука оканчивается в том месте, где язык ударяет по колоколу.

Колокольный звон можно сравнить с молитвой

Когда-то колокольный звон сопровождал человека на протяжении всей жизни, от колыбели до могилы. В церкви он оповещал о начале и конце службы, о свадьбах и похоронах.

«Все поменялось после Октябрьской революции, когда были закрыты храмы, ломались колокольни, а колокола разбивались, – рассказывает Александр. – Все, что связано с православным колокольным звоном в СССР, практически было уничтожено. Можно было перечислить все колокола, которые сохранились к  90-м годам прошлого века».

Сегодня православный колокольный звон и его традиции постепенно возрождаются. Он никого не оставляет равнодушным. «Я уже сколько лет звоню и вижу сверху, что практически все прохожие приостанавливаются услышав звуки колоколов, – рассказывает Александр. – Редко бывает, чтобы кто-то прошел мимо и не проявил интереса. Большинство людей стоят и слушают, пока звучат колокола».

РЕКЛАМА

Александр рассказывает, что на расстоянии, где слышен колокольный звон, освящается вся земля. В тех местах, где колоколен и церквей было много, был лучший урожай на полях. И с каждым годом звук колокольного звона в Беларуси распространяется на все большую территорию – возрождаются храмы и колокольни.

Считается, что колокольный звон может исцелять, такие случаи описаны во многих книгах. «Люди утверждают, что колокольный звон очищает от микробов и оберегает от простудных заболеваний, я не знаю, правда ли это, – признается звонарь. – Но в то  время, когда я года 3-4 звонил регулярно и не пропустил ни одной службы, я действительно меньше болел».

По мнению Александра Ницевича, колокольный звон можно сравнить с молитвой – он затрагивает внутренний мир любого верующего. Так же, как нельзя описать действия молитвы или благодати, так нельзя описать словами, что производит колокольный звон в душе у человека.

Справка «IP»

Колокольный звон воспринимается как непременная принадлежность христианского храмового богослужения, а между тем этот обычай возник еще в Древнем Египте, где ударами гонга отмечалось начало жертвоприношения.

После установления христианства колокольный звон стал использоваться для призыва христиан к богослужению и для оповещения о времени обязательных молитв. Древнейшее свидетельство об употреблении колоколов относится к V веку н.э. В это время впервые были использованы колокола, отлитые из меди. Поскольку наиболее развитое литейное производство находилось в римской провинции Кампании, и колокола стали называться кампанами.

Позднее, около VI века н.э., в церковном уставе появилось упоминание о различных способах колокольного звона.

Набат – частый звон в один колокол – сообщает о каком-то происшествии. Благовест призывает прихожан к богослужению. При благовесте ударяют в один колокол. Различают также большой благовест – когда ударяют несколько раз в большой колокол, как при обычном благовесте, а затем поочередно в остальные. Именно большой благовест развился в художественный звон в два и более колоколов. Различаются перебор и перезвон.
Перебор – погребальный звон – выполняют однократными ударами в каждый колокол, от малого к большому, «по кругу».

Перезвон – поочередные удары в обратном перебору порядке, от большого к малым, от одного до семи ударов в каждый колокол, завершение перезвона обычно – удар во все колокола.

Трезвон – это идущие подряд три удара в несколько колоколов. Он бывает великий, средний и красный. Трезвоном великим и средним отмечались особые дни – например, царские, или дни памяти местночтимых святых.

Пасхальный трезвон – красный – это тот звон, который длится весь день в Пасху, он же начинает и заканчивает воскресные обедни на протяжении от Пасхи до Вознесения.

Сами колокола могут носить имена или прозвища. Например: «Широкий», «Лебедь», «Баран» (отражается характеристика тембровой окраски их звучания). Или: «Корсунский», «Немчин», «Ростовский» (по месту происхождения).

Поделиться:
Читать также
Культура camera_alt

Барановичи в Instagram. Концерт Славы

12 часов назад remove_red_eye 2442
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up