Автор: Людмила СТЕЦКО

13:53, 9 июня 2011

Общество

remove_red_eye 122

Кровная обида

«Раньше в День донора нас всегда поздравляли, подарки дарили, а теперь никуда не зовут, не вспоминают даже. Обидно. Такое ощущение, что, когда нужна была наша кровь, мы тоже были нужны, а когда перестали ее сдавать, о нас просто забыли».

За свою жизнь Раиса Петровна Корзун – донор с большим стажем – спасла не одну человеческую жизнь. Поэтому, получая в начале 2000-х знак Почетного донора РБ, она даже предположить не могла, что единственное, на что она, как и тысячи других почетных доноров, сможет претендовать, выйдя на пенсию и закончив свою донорскую «карьеру», – мизерная доплата к пенсии и отсутствие всяческих льгот.

Первая сдача – «комом»

Донором Раиса Петровна стала, можно сказать, случайно. В конце 70-х в магазин, где она работала, приехали медики и предложили всем желающим попробовать себя в роли доноров. И хотя тогда особенных благ донорство не приносило (за кровь, вспоминает Раиса Петровна, в то время не платили), возможность заработать два дополнительных, к тому же оплачиваемых, выходных дня привлекла ее саму и многих ее коллег. Однако первый опыт вышел комом.

РЕКЛАМА

«Я тогда худенькая была, хрупкая, мне как только иголку в руку вставили, сразу почувствовала себя нехорошо, а потом как глянула и увидела кровь, бегущую по трубке, и вовсе сознание потеряла», – рассказывает Раиса Петровна.
После того, как девушка упала в обморок, врачам ничего не оставалось, как выдернуть иглу и отправить горе-донора домой. Тогда Раиса Корзун зареклась: больше никаких кровавых экспериментов! Но уже через месяц подруги уговорили ее попробовать еще раз.

Зов крови

За свой труд первое время Раиса Петровна не получала ни копейки. Платили только за плазму, которую она также сдавала какое-то время. Зато статус донора давал некоторые привилегии: после каждой сдачи донору предоставляли бесплатные талоны на разовое питание в столовой, два оплачиваемых выходных дня и ряд льгот, таких как внеочередное предоставление льготных путевок для санаторно-курортного лечения,       50%-я скидка на приобретение медпрепаратов, внеочередное бесплатное зубопротезирование.

К тому же со временем организм настолько привык к постоянному кровопусканию, что, когда наступало время очередной сдачи крови, сам требовал от хозяйки идти на станцию переливания.

«Кровь я сдавала раз в два месяца. Когда подходило время сдавать кровь, я чувствовала себя очень плохо: слабость была, головокружение. Шла на станцию, словно пьяная. Но когда брали эти 440 граммов – летала, будто на крыльях. Чувствовала себя  как молодая девочка, даже когда мне уже под 50 было», – вспоминает Раиса Петровна.

Она никогда не видела и не знала, кому ее кровь помогает спасти жизнь, с кем она делится частью своего здоровья, своей жизни, частью себя. Но никогда не отказывала, если ее срочно просили приехать и сдать кровь.

«У меня редкая группа крови – четвертая положительная. Поэтому довольно часто, когда требовалась кровь, меня забирали с работы, вызывали в выходной день из дома. Я никогда не отказывала, потому что знала – от этого может зависеть чья-то жизнь», – рассказывает Раиса Петровна.

Со временем, когда такой нужный и благородный труд доноров все-таки оценили материально, Раиса Петровна стала сдавать кровь и ради денег.

«Зарплата была очень маленькая, и прибавка, которую давали за каждую сдачу крови, была очень нужна. Тем более что у меня тогда уже был внук-инвалид, которого я с рождения воспитывала одна, – вспоминает женщина. – К тому же говорили, что, если я стану почетным донором, у меня будут не только льготы, но и прибавка к пенсии. Если бы я знала, что впоследствии эти льготы снимут, а прибавка будет такой маленькой, то кровь, конечно, сдавала бы, но не в таком большом количестве».

Раису Петровну Корзун можно назвать дважды почетным донором, ведь она 76 раз жертвовала свою кровь нуждающимся, а это почти вдвое больше, чем нужно, чтобы получить звание Почетного донора РБ.

В итоге за свою жизнь она сдала почти 34 литра крови. Если учесть, что в теле взрослого человека содержится примерно 4,5 литра  этого жизненно важного вещества, той крови, что сдала Раиса Петровна хватило бы, чтобы спасти примерно 8 человек.

«Непочетная» старость

Раиса Петровна вспоминает, что даже те немногочисленные льготы, которыми обладали почетные доноры до их отмены (сама женщина официальный статус почетного донора получила в 2001 году), были доступны не всем и не всегда.

«Нам были положены внеочередные льготные путевки на отдых в санатории или на курортное лечение, но на работе их даже не предлагали. Однажды я спросила насчет путевки, так мне сказали, мол, в здравоохранение обратитесь, может, там дадут. Больше я ходить никуда не стала. Ежегодный отпуск, который был положен, тоже не всегда предоставляли. А вот льготами на лекарства – их мы могли приобретать за половину стоимости – пользовалась постоянно», – рассказывает Раиса Петровна.
Но в 2007 году и этих льгот у тех, кто годами, пускай и заочно, спасал чужие жизни, не стало. Осталась лишь мизерная прибавка к пенсии, которой при нынешних ценах, даже на три килограмма импортных яблок не хватит.

«Сейчас льгот у нас почти не осталось. Даже в поликлинике мы вынуждены сидеть в общей очереди, хотя раньше нас обслуживали вне очереди. Поэтому я к врачам стараюсь не ходить. Да и если пойдешь, они то одну болячку найдут, то другую, начнут лекарства выписывать, а они все дорогие, и сейчас мы должны полную стоимость платить. Поэтому если сейчас что-то болит, стараюсь лечиться народными методами: где-то травку заварю, попью, где-то натиранием обойдусь. А если сердце прихватит, валерьянку покупаю – она дешевая», – рассказывает Раиса Корзун.

Сейчас вместе с прибавкой размер пенсии женщины составляет немногим более 570 тысяч рублей.

На такой ограниченный бюджет особенно не разгуляешься, тем более  что в доме есть мужчина – ее внук, которому и лекарства нужно покупать, и одежду, и кормить его нужно. Вот и вынуждена женщина в 61 год искать подработку, чтобы хоть как-то пополнить семейный бюджет.

РЕКЛАМА

Стучите, вам… не откроют?

После того, как почетных доноров лишили и так небольших привилегий, Раиса Петровна не раз писала письма в различные инстанции, в том числе и в Минздрав, с просьбой объяснить причину отмены льгот, но никакого ответа так и не получила.
«А недавно я позвонила на горячую линию одного из государственных телеканалов. Там поднял трубку молодой парень.

Я его попросила: у вас же бывают различные чиновники, задайте им мой вопрос, пускай объяснят, чем мы заслужили такое отношение. Но он мне сказал, мол, что вы хотите, вас никто силой сдавать кровь не тащил, сдавали – ну и спасибо на том. Тогда я спросила, как его фамилия.

Он удивился, мол, какая вам разница. На что я сказала:  чтобы знать, кто мне так отвечает, и в случае, если вам вдруг станет плохо и понадобится моя кровь, не идти и не сдавать, чтобы вы почувствовали, каково это, когда вам никто не захочет помочь. Да, пускай я уже давно не сдаю кровь, но всякое в жизни может случиться, могут и меня вызвать, если будет необходимость, и мне бы хотелось, чтобы этот молодой человек задумался над этим», – говорит женщина.

От очередного почти профессионального праздника – Всемирного дня донора крови, который отмечается 14 июня,   Раиса Петровна уже давно ничего не ждет. Говорит, что уже много лет почетных доноров с этим праздником никто не поздравляет. 
«Раньше в День донора нас всегда чествовали, подарки от здравоохранения дарили, у меня до сих пор где-то отрез ткани лежит, хотела халат пошить, да все как-то руки не доходили. А теперь никуда не зовут, не вспоминают даже. Обидно.

Такое ощущение, что, когда нужна была наша кровь, мы тоже были нужны, а когда перестали ее сдавать, о нас просто забыли, – говорит Раиса Петровна. – Устроили бы какой-нибудь концерт, подарили бы один цветочек – и то не так обидно было бы, мы бы чувствовали, что о нас помнят».

Несмотря на обиду, боль и на чувство собственной ненужности, Раиса Петровна не теряет надежды на то, что когда-нибудь о донорах все-таки вспомнят и вернут им потерянные льготы: «Надеемся, что льготы вернут. Но будет это или нет, знает один только Бог. Ну и, наверное, наш президент, за которого мы постоянно голосовали. Но что-то в последнее время он нас подводит. В магазин зайдешь – утром одна цена, вечером – другая, и не знаешь, как пенсию растянуть. А на прибавку в 34 тысячи вообще ничего дельного не купишь».

Справка INTEX-PRESS

По данным ГУ «Республиканский научно-практический центр гематологии и трансфузиологии», в 2011 году в Беларуси насчитывалось более 50 тысяч почетных доноров. Те из них, кто вышел на пенсию, получают прибавку в размере 40% от минимального размера трудовой пенсии по возрасту, который, по данным на июнь, был 85815 рублей. В мае 2011 года эта прибавка составляла 29690 рублей, с июня увеличилась до 34330 рублей.

Каких льгот лишились почетные доноры:

–   первоочередное приобретение по месту работы или учебы льготных путевок для санаторно-курортного лечения;

–  приобретение лекарственных средств с    50%-й скидкой от их стоимости;

–  внеочередное бесплатное зубопротезирование (за исключением протезирования из драгметаллов, фарфора и металлокерамики).

Какие льготы у почетных доноров остались:

–  внеочередное лечение в государственных организациях здравоохранения;

–  пользование при выходе на пенсию поликлиниками, к которым они были прикреплены в период работы;

–  трудовой отпуск в удобное для них время;

–  первоочередное приобретение билетов на железнодорожный, воздушный, водный и автомобильный транспорт;

– повышение пенсии по достижении пенсионного возраста в соответствии с законодательством о пенсионном обеспечении.

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up