Новости / Общество

Это моя работа. Переводчик

28.10.2010, 14:53 / remove_red_eye 318 / chat_bubble

«За время переговоров переводчики теряют в весе килограмм-полтора, зато приобретают неоценимый опыт», – уверен Александр Щуцкий, переводчик с более чем 30-летним стажем. О секретах этой непростой профессии он согласился рассказать «IP».

Александр Бекирович Щуцкий в разной степени владеет четырьмя иностранными языками: английским, немецким, арабским и французским. Активно работает с английским: преподает в Барановичском государственном университете, ведет лекции и семинары. И хотя его основная деятельность – преподавательская, выступать в роли переводчика приходится нередко: переговоры с иностранными партнерами, различные форумы, встречи делегаций. Александр Бекирович переводил для послов Турции и Индии, сопровождал иностранные делегации на встречах у председателя Барановичского председателя горисполкома и ректора университета, встречал иностранных дипломатов из Финляндии, Швеции, Дании.

Интерес к иностранным языкам Александру Щуцкому передался от брата: тот после окончания Суворовского училища фактически без подготовки поступил в Минский иняз. «Уже в восьмом классе я читал какие-то тексты на иностранном языке, – вспоминает   Александр Бекирович. – Потом поступил в иняз и уже на первом курсе,  проучившись всего месяц, помню, свободно общался по-английски с одним американцем».

Как слышу, так и говорю

РЕКЛАМА

Впервые за рубеж Александр Щуцкий попал сразу после окончания вуза. По распределению его направили в Египет в качестве переводчика сопровождать советских инженеров, которые помогали арабам строить металлургический завод. На следующий день после приезда в незнакомую страну уже нужно было идти на переговоры. «В первый раз, конечно, было страшно, ведь мне пришлось работать с руководителем группы советских инженеров, а это ответственно вдвойне», – рассказывает Александр Бекирович. И в первый же день у начинающего переводчика чуть не произошла «накладка». Один араб попросил перевести: «Спросите у инженера, не может ли Советский Союз обеспечить поставку «s(b)are (b)arts»? Последних слов Александр Щуцкий  не понял, замялся на секунду, начал переводить: «Не может ли Советский Союз обеспечить поставку… сделал паузу… Запчастей?» – выручил переводчика советский инженер.

По-английски  это должно было звучать как «spare parts». «Только тогда я понял, что в арабском языке нет звука «п»,  его подменяют на звук «б». Так, «папа» по-арабски будет «баба», – отмечает Александр Бекирович. – Этот случай был мне уроком, из которого я сделал вывод, что прежде, чем начать работу, необходимо не только хорошо знать язык, но и изучать культурные особенности страны».
Забавные ситуации на работе у Александра Щуцкого происходят часто. С улыбкой вспоминает он, как принимал в Барановичах делегацию из Дании: «В тот день у меня были экзамены в школе, и я попросил своего коллегу встретить датчан. Сразу оговорюсь: коллега не профессионал, но он владеет английским на бытовом уровне. Встретил, поводил гостей по городу. А вечером, когда  мы отмечали нашу встречу в ресторане «Восход», коллега решил выступить с тостом. В английском языке есть такое выражение «bottoms up» (пей до дна). Коллега встает, произносит тост и завершающим моментом вместо слова «bottoms» говорит «bottles up» (получилось «бутылки до дна). В зале раздается неистовый смех датчан, а коллега с непонимающим «что я такого сказал?» обращается ко мне…»

Моя твоя не понимать

Научиться видеть мир через призму культур других народов и не утратить при этом свое национальное «я», по мнению Александра Щуцкого, нелегко. Но тем более интересно узнавать принципиально отличное от того, что ты знал.  Догадаться, что у иностранцев на уме, порой бывает легче, чем объяснить им некоторые белорусские реалии. Так, по словам Александра Щуцкого, трудно перевести слово вытрезвитель, когда у них нет ничего подобного. Такое название, как ЛТП  (лечебно-трудовой профилакторий), в разговоре с иностранцем приходится  расшифровывать как  «клиника для больных алкоголизмом». Ледовый дворец, переведенный на английский дословно, стал бы дворцом, сделанным изо льда, поэтому для зарубежных гостей это Дворец для занятий зимними видами спорта. «Недавно я общался со шведами, они хотели познакомиться с нашим принципом работы с горожанами «Одно окно», – говорит Александр Щуцкий. –  Мы посещали одно из домоуправлений города, и нам рассказывал о его работе заместитель директора по идеологии. Я представил ее, а шведы так с интересом переглянулись друг с другом, но ничего не переспросили.  Наверное, так и не поняли…   Я-то знал:  такой должности у них просто не бывает».

О  переводчиках через сто лет

Несмотря на то, что в последнее время на помощь письменному переводчику приходят новые технологии, Александр Щуцкий считает, что профессия переводчика не исчезнет еще как минимум лет сто. «Все ныне существующие переводчики переводят на уровне слов, а не на уровне смысла, а различные крылатые выражения,  идиомы переводят дословно. Может быть, через несколько десятков лет  что-то и получится, но пока заменить переводчика роботом невозможно», – уверен Александр Бекирович.

По его мнению, переводчик – это не минер, у него есть право на ошибку. Хотя хлеб переводчика нельзя назвать легким. Конечно, многое зависит от вида перевода: письменный или устный, с опорами на текст или без, много человек участвует в переговорах или мало. «Как правило, если это устный синхронный перевод без опор, более двух часов идеально переводчик не может отработать, – отмечает переводчик. –  Потом притупляется бдительность, начинаешь забываться, повторяться».

Как и в любой профессии, в работе переводчика есть определенные правила: переводить нужно громко, отчетливо, но без эмоций. Особенно это относится к шуткам докладчиков. Так, по словам Александра Бекировича, ни в коем случае нельзя смеяться над шутками. Ругательства лучше не переводить вообще, а говорить тому, кому предназначен перевод, что его собеседник недоволен.

Любое застолье для переводчика в первую очередь работа. «Я уже давно для себя принял за правило, что в неофициальной обстановке  надо побыстрее выпить и закусить, потому что потом, после первой рюмки, в разгар торжества начинается много вопросов, шуток, смеха и у меня просто не будет времени поесть», – отмечает Александр Бекирович. В то же время на празднике нельзя и сидеть истуканом, с каменным лицом: люди веселятся, и надо соответствовать окружающей публике.

Мало в профессии переводчика творчества: подготовка к работе – это рутинный и порой многочасовой процесс.  

«Когда встречаешься с каким-то специалистом, надо знать тему обсуждения, а она всегда связана с терминами, поэтому  прежде, чем идти на переговоры, надо тщательно готовиться и знать, о чем пойдет речь», – говорит Александр Бекирович. Но истинных любителей перевода это, как правило, не смущает.

Язык мой – друг мой

Язык – как личность: развивается, меняется под чужим влиянием. Может даже заболеть  или умереть вовсе. Можно его вообще игнорировать, а можно полюбить.

РЕКЛАМА

По мнению Александра Щуцкого, выучить иностранный язык может любой человек, главное только очень сильно этого захотеть. «Изучать язык нужно только в общении с его носителями,– считает переводчик. –  Нужно копировать не только манеру иностранцев говорить, но даже их поведение».

Идея о том, что всякий, знающий два языка, способен переводить с одного из них на другой, столь же далека от истины, как и утверждение, что всякий, умеющий писать, может быть писателем. «Нужно, чтобы человек был к этому готов: имел весомый языковой багаж и опыт общения за плечами, был психологически готов к работе», – говорит Александр Щуцкий.

Переводчик со стажем считает, что пугаться того, что в современном русском и белорусском языке стало много иностранных слов, не стоит. Главное, по его мнению, правильно их употреблять, не забывая при этом родной нам язык. «Знать иностранный язык переводчику надо, но для перевода важнее всего знание родного языка. Недаром синхронно переводить на иностранный язык легче, чем на родной. Этот парадокс знают все переводчики», – считает Александр Бекирович.

А вот к прогнозу о том, что скоро не английский, а китайский  язык станет мировым, Александр Щуцкий относится весьма скептически: «Это зависит от того, насколько китайское проникновение будет сильно в экономике и политике, ведь английскому, прежде чем стать мировым языком, потребовалось много времени».

Учат в школе

Уровень владения иностранным языком наших горожан переводчик со стажем оценил как «скорее не владеют, чем владеют». И школа в этой отнюдь не радужной тенденции сыграла не последнюю роль. «В школах слишком мало отведено времени на иностранный язык, на уроке не успевают потренировать как следует   конструкции, речевые клише. Дети «проходят» материал, а закрепить его у них слабо получается, поэтому все чаще школьники стали обращаться к репетиторам», – отмечает Александр Щуцкий.

С введением централизованного тестирования, по словам Александра Бекировича, общий уровень владения грамматикой иностранного вырос, а вот говорить школьники так и не научились. «Надеюсь, дополнительный час по иностранному языку, который ввели в этом году в школах, изменит ситуацию, – отзывается переводчик. – Но многое зависит от учителей: изменят подход к преподаванию – все получится, не изменят, дети по-прежнему в ответ на вопрос иностранца будут молчать».

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up