Автор: Алесь ГИЗУН

16:41, 17 июня 2010

Культура

remove_red_eye 110

Стихии Хитрика

Вот уже почти два десятилетия в Леснянском доме-интернате для престарелых и инвалидов живет в одиночестве Константин Хитрик – художник, который, впрочем, сам себя таковым не считает. Но все остальные жильцы величают его именно художником – за умение по-особому тонко чувствовать окружающий мир, рассуждать о жизни и простом человеческом счастье.

О совести и хорошем сне

«Вообще-то днем я привык дремать, поэтому мне тяжело будет говорить», – сразу после приветствия признается Константин Константинович.

Удерживая в памяти тот факт, что люди творческие часто работают по ночам, риторически спрашиваю, чем же он тогда занимается по ночам…  

РЕКЛАМА

«И ночью тоже сплю. Совесть спокойная, поэтому и сплю. Я в жизни никогда не врал, не воровал, потому сюда вот и попал», – экспромтом и в рифму тут же выдает художник.

О собственной непрофессиональности

Называть себя художником Константин Хитрик остерегается. Какой он, мол, художник, если даже малейшего художественного образования так и не получил. Стало быть – ремесленник и не более того.
За плечами Константина Хитрика остались лишь трехгодичные подготовительные курсы при государственной Академии искусств в Риге, ради которых по подсказке двоюродного брата он и переехал жить в Латвию в 1969 году.

Там оценили дарование молодого белоруса и по окончании курсов два его акварельных натюрморта даже попросили подарить фонду Академии.

Однако поступать в Академию Константин Хитрик так и не решился: «Нужно было зарабатывать деньги. А работая днем на покраске машин, мне и на вечерние курсы сил едва хватало».

Не став профессиональным художником и покинув вскоре автобазу, Константин Константинович выбрал средний вариант: на восемь следующих лет превратился в художника-оформителя при Доме офицеров Прибалтийского военного округа в Риге: стал оформлять стенды, обложки брошюр и рисовать плакаты.

О живописи

Но подлинную живопись Константин Хитрик чувствовал всегда: «Помню, в музее в Санкт-Петербурге долго стоял перед картиной Куинджи «Лунная ночь на Днепре». На ней – всего-то луна отражается в воде, бежит лунная дорожка…

Я стоял, пока ко мне не подошла смотрительница и не попросила отойти на метр-два, сказав, что в их в музее картины смотрят, а не нюхают».

Однако за видимой физиологией красок, по мнению Константина Хитрика, скрыт некий тайный смысл: «Много тайн в них, в красках. Вот, казалось бы, замышлен в голове у художника довольно простой сюжет, и у него есть всего семь основных цветов, как семь нот, семь дней недели… Но вот художник Иванов всю жизнь работал над картиной «Явление Христа народу. И продолжал писать, даже будучи немощным».

О похвале и трепете

Хорошо рисовать Константин Хитрик умел еще в детстве. Сегодня по этому поводу он шутит: «Хвалили меня постоянно, вот и шло это дело».  

Но в душе, по собственному признанию Константина Константиновича, он с малых лет был скорее военным человеком, нежели художником: «Меня всегда увлекала военная техника, красивая, мощная, особенно самолеты. В детстве у меня сильно болело ухо, это сказалось на слухе, и впоследствии я не прошел в военкомате комиссию для службы в воздушных  войсках. Я стал радистом первого класса, но все равно часто  садился  в конце взлетной полосы и просто смотрел, как надо мной летали самолеты. Ощущение свободы, которое наверняка испытывали летчики, бросало в трепет и меня».

Армейский зефир (К. Хитрик во время службы в армии)

О стихиях

РЕКЛАМА

Многочисленные работы Константина Хитрика сегодня находятся в частных коллекциях его бывших знакомых или просто случайных встречных по жизни, в Латвии и Беларуси. Что-то он продавал, еще больше – дарил, не жалея. Лишь однажды у одной своей знакомой латышки пробовал выкупить назад свои резные фигуры из дерева. Предлагал впятеро большую сумму – не продала.

Несколько последних работ Константина Хитрика находятся в этнографическом музее в д. Русино. Цветную серию «Стихии»: «Земля», «Вода», «Огонь» и «Воздух», подготовленную в 1997 году, когда-то попросил передать музею директор Михась Бернат, который собирал для музейных фондов работы местных мастеров и художников.

“Эти работы выполнены тушью и разукрашены цветными карандашами:  четыре стихии, которые присутствуют всюду, и в человеке тоже, – поясняет Константин Хитрик. – Я создавал их два года и, думаю, на сегодняшний день это наиболее актуальные мои работы.

Посмотрите, как все стихии сегодня разгулялись. И это вряд ли уже обратимо. Разве что человек достанет из музеев все атрибуты прошлого, вплоть до сохи и косы, а все новейшие достижения законсервирует».

О современном художнике

Позже Михась Бернат купил для музея еще одну небольшую работу Константина Хитрика «Думаю так…». «После смерти моего швагра я долго думал, каким образом наши души уходят на небо. Свои мысли я попытался запечатлеть на этой картине», – объясняет собеседник.

По мнению Константина Хитрика, современный художник, прежде всего, должен передавать в своих работах собственные мысли. А точное отображение реальных предметов – забота фотографа.

На стене стесненной комнатки Константина Хитрика в интернате висит картина, запечатлевшая подобную отвлеченную реальность. Картина без названия.

«Почему у работы обязательно должно быть название? – вопрошает Константин Константинович. – Ведь я могу думать одно, а кто-то другой, глядя на нее, – совершенно другое. Вот дома горят, вот не то солнце севшее, то ли луна помрачившаяся… Пусть каждый воспринимает картину по-своему».

Графика К. Хитрика. Название работе каждый волен придумать сам

Графика К. Хитрика. Название работе каждый волен придумать сам

О судьбе и своем месте

По словам Константина Константиновича, сегодня он чаще болеет, чем рисует. А если и приходится брать в руки карандаши или перо, так все больше для того, чтобы подготовить плакат к очередному государственному празднику. «Таланта у меня нет, есть способности, – не устает подчеркивать в беседе Константин Хитрик. – Чтобы стать «звездой», в наше время таланта нужно минимум, нужна упорная работа, раскрутка, как говорят. Взялись бы большие люди с большими деньгами за меня всерьез – может, и раскрутили бы до масштабов знаменитости. Но нужно ли мне это? Мое место сегодня – вот в этом углу с Господом Богом». 

Но на судьбу Константин Константинович не сетует. Мол, каждому предначертан свой путь, ему –  вот такой. В конце концов, редкие художники были из разряда счастливых людей.

О счастье, детях и единственной радости

На просьбу назвать известного ему счастливого человека Константин Хитрик все же приводит в пример американского художника Рокуэлла Кента. Кроме картин, известный мастер кисти за свою жизнь и несколько домов построил, и детей завел, поменяв три или четыре жены.

«В этом смысле моя жизнь была пустой, – замечает наш собеседник. – Ведь человек, который не имеет своего дома, семьи, – только наполовину человек. Без детей он уподобляется сухому, бесплодному дереву, которое вскоре обречено погибнуть».

В свое время Константин Хитрик был женат на латышке чуть больше восьми лет. Их единственный ребенок умер во время родов, и после того, как брак дал трещину, супругов уже ничто не удержало.

Но Константин Константинович сегодня не упрекает себя ни в том, что не завел новой семьи, ни в том, что не сохранил прежней: «На все – воля Божья. Я рос без отца, с самого детства не видел отношений между мужчиной и женщиной, до самой службы в армии не понимал, откуда дети берутся… Я с детства боялся строить семью, боялся плодить нищету». Этот детский страх, по признанию Константина Хитрика, ему не удалось до конца преодолеть даже будучи уже женатым и живя в достатке.

«Мое единственное утешение в том, что многие люди сегодня помнят обо мне благодаря моим работам, – говорит Константин Хитрик. – Раньше мне часто говорили, что у меня золотые руки. И мои картины – их плоды. Можно сказать, что они – мои дети».

О вере и последней надежде

Не достигнув благополучия в жизни, Константин Хитрик сегодня пытается найти себя в вере в Бога. Он читает все утренние и вечерние молитвы, наизусть знает 50-й и 90-й Псалмы: «Если на старости лет я останусь слепым, я не боюсь, так как смогу без запинки прочитать все эти молитвы».

Однако пока, по уверению художника, им руководят вполне мирские желания: «Мне хотелось бы покупать себе иногда что-нибудь вкусное, те же фрукты… Хотелось бы кушать то, что мне пожелалось в данный момент, а не то, что подают по расписанию». Но денег на малейшие земные радости у Константина Хитрика просто нет. На содержание в доме-интернате у него уходит 90% пенсии, размер которой до того мал, что художник постеснялся его озвучить.

Но глубоко в сердце Константин Хитрик таит свою главную, последнюю надежду.

«Я хочу все же, – с натянутой улыбкой говорит художник, – покинуть когда-нибудь этот дом на своих ногах, а не вперед ногами».

Константин Хитрик. 2010-й год.

Константин Хитрик. 2010-й год.

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА:  

Константин Хитрик родился 7 февраля 1945 года в д. Скарынки Барановичского района. Пережил голодное послевоенное детство. С 16-ти лет ушел на вольные хлеба. Закончил училище мелиорационных машин в Друе и полгода осушал земли в околице родной деревни. С 1964 до 1967 года служил в армии, сначала в Саратове, затем в Грузии, где получил специальность начальника радиостанции больших и средних машин. С 1969 по 1993 годы жил в Латвии, где окончил подготовительные художественные курсы при государственной Академии искусств, работал красильщиком машин, художником-оформителем и починщиком обуви.  С 1993 года живет в Леснянском доме-интернате для престарелых и инвалидов.

Родовод Константина Хитрика, оформленный им самим же

Родовод Константина Хитрика, оформленный им самим же

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up