Новости / Общество

Детский дом семейного счастья

21.05.2010, 12:08 / remove_red_eye 264 / chat_bubble

Видя, как многодетные семьи заселяются в новые дома и квартиры, многие испытывают к ним чувство зависти, а иногда даже  раздражения, граничащего с неприязнью. Мол, нарожают детей ради бесплатных квартир и пособий и живут потом за счет своих отпрысков. Родители переубеждать завистников не спешат, ведь людское недоверие словами не сотрешь. А близкие и так знают, чего на самом деле стоит поставить на ноги своих и чужих, ставших своими, детей.

После того, как в 2007 году семья Карпович, в которой сейчас воспитывается четверо родных детей и шестеро приемных, переехала в новый, построенный специально для них, двухэтажный дом и получила статус «детского дома семейного типа», приемная мама Татьяна Карпович подобных завистливых речей, которые исправно доносило ей «сарафанное радио», слышала немало.

«Это менталитет белорусского народа – до всего людям есть дело. Нужно тебе это, не нужно, обсудить чужую жизнь обязательно. Эти разговоры обрастают подробностями, в которых очень мало правды, – рассказывает Татьяна. – Оказывается, мы и по миллиону на каждого ребенка получаем, хотя пособие на приемных детей чуть больше 300 тысяч, и зарплаты у нас заоблачные, и все нам «на халяву» достается. Попробуй, убеди людей, что зарплата у нас 1 млн 270 тысяч на двоих, что машину мы купили за собственные сбережения, которые копили долгое время, и что мы действительно все свое время посвящаем воспитанию детей».

По словам Татьяны, на такие разговоры она старается не обращать внимания. Тем более, у нее много других, куда более важных дел, в круговороте которых важно не забыть уделить внимание каждому из десяти своих детей и преподнести персональную порцию любви, ласки и заботы.

РЕКЛАМА

Когда тетя становится мамой

В тот момент, когда дети возвращаются из школы, светлый уютный дом семьи Карпович превращается в настоящий улей: гул детских голосов, веселый смех и крики. Долетающие со всех сторон, словно позывные, – «мама», «мама». Человеку непосвященному в этом детском рое сложно отделить родных детей Карповичей от приемных, тем более что никто кроме как «мама» и «папа» их не называет. Да и сами родители детей не разделяют и относятся ко всем одинаково.

«Еще когда наблюдала, как растет и развивается мой первый ребенок, я заметила, что,  пока ему не исполнилось три года, мама ему нужна была везде и всегда, но потом он старался ускользнуть из моих объятий, предпочитая их играм со сверстниками, – делилась секретами «одинаковой» любви ко всем детям Татьяна. – То же самое наблюдала и у остальных детей. В один прекрасный момент я осознала, что твой ребенок – не тот, которого ты родила, а тот, который в тебе нуждается».

Возможно, поэтому к Татьяне мальчики и девочки так тянутся, и хотя по правилам дети не должны приемных родителей называть мамой и папой, они не хотят по-другому.

«Мы не должны детям полностью заменять родителей, за границей приемных мам и пап называют исключительно по имени, но своим детям я не могу запретить называть меня мамой, – говорит Татьяна Карпович. – Если честно, когда мы брали Диану (17-летняя девочка, которую Карповичи взяли в семью лишь полгода назад), я думала, что она уж точно меня мамой называть не будет, взрослая уже. Недели три она меня и правда тетей Таней звала, а потом стало проскальзывать несмелое – «мам», «мам» – и так я для нее стала «мамой», а муж – «папой».

Проверка на прочность

Возможность называться мамой Татьяне досталась непросто. С каждым приемным ребенком ей пришлось съесть не одну пачку соли и заесть ее не одной ложкой дегтя. При том, что родные дети росли как-то все больше самостоятельно, не доставляя дополнительных хлопот, а, наоборот, помогая маме. Татьяна говорит, что секрет хороших отношений с детьми – любовь и строгость.

«Чтобы добиться послушания и построить хорошие отношения, нужно детей очень любить и одновременно быть строгой с ними, ведь они постоянно проверяют тебя, твой авторитет, – говорит Татьяна. – Тестируют на дозволенность и недозволенность. Вот у меня была ситуация с приемной дочкой, когда она пыталась разговаривать со мной, как с подружкой-сверстницей. Сделаешь ей замечание, а в ответ услышишь – «Ты нормальная?». Мне было неприятно. И я сказала: я тебя люблю и мы с тобой дружим, но я никогда не позволю тебе стать на одну позицию со мной, ведь я мать, а ты дочь, не забывай об этом».

Процесс перевоспитания детей всегда дается нелегко, ведь социальные сироты (дети, у которых родители лишены родительских прав) зачастую очень недоверчивы, мнительны, любое замечание принимают как личное оскорбление.

«Таких детей очень часто жалеют и многое спускают им с рук, чего делать категорически нельзя. Они становятся эгоцентричными и живут по принципу «Я, все для меня, весь мир должен вокруг меня вращаться», – рассказывает приемная мама. – Они легко обижаются сами и могут обидеть других. Поэтому все приходится им объяснять. Если родному ребенку ты можешь сказать «нельзя» и на этом разговор закончится, этим детям нужно объяснять, почему «нельзя».

В борьбе с детскими недостатками

Несмотря на то, что в семье Карпович царит гармония и взаимопонимание, а детей своих Игорь и Татьяна знают хорошо и любят их такими, какие они есть, иногда девочки и мальчики раскрываются с неожиданных ракурсов и преподносят не очень приятные сюрпризы.

«Когда ты выходишь замуж, до свадьбы видишь только хорошее в своей второй половине, а жить потом приходится с недостатками. То же самое происходит, когда берешь в семью ребенка», – рассуждает Татьяна Карпович.

К примеру, долгое время у Татьяны был конфликт с учительницей приемной дочери. Ребенок, приходя домой из школы, нередко приносил из школы замечания и двойки за невыполненные домашние задания, при том что Татьяна всегда лично делала с дочерью уроки. Маму такое предвзятое отношение обижало. Назрел серьезный разговор. Оказалось, что двух взрослых людей ребенок просто захотел столкнуть лбами: в школе Илона жаловалась на родителей, дома – на учительницу.

«Она говорила учительнице, что мы ее работой настолько загружаем, что ей даже некогда уроки делать, – вспоминала мама Таня. –  И так же умела преподнести: «Мне сказали весь двор вымести, я одна-одна мела, мне никто не помог». Для меня это было неприятным открытием, оказывается, я своего ребенка плохо знала».

Но любовь к детям давала Татьяне силы бороться с их недостатками. Даже в сложных и неприятных ситуациях, когда детей ловили на воровстве (однажды ее сына поймали в магазине на краже мороженого, которое он воровал по просьбе одноклассниц), лжи или просто жаловались на их плохое поведение, мама не отчаивалась. Она знала, что в ее детях очень много хорошего, им просто нужно помочь, вырастить в них это хорошее, а от плохого избивиться. Ежедневно, в разговорах, читая с детьми книжки или сидя над уроками, хваля их достоинства и не напоминая о недостатках, мама приближалась к заветной цели. И сейчас у многих ее детей и в учебе, и в поведении наблюдается значительный прогресс.

«Мои дети все время на виду. Другой ребенок упадет, испачкается, и ему ничего не скажут. А моим детям никто скидок не делает, если вымазался, сразу осудят, что мать плохо следит. Я понимаю, какая ответственность на мне лежит, поэтому и внешнему виду, и учебе я уделяю очень много внимания», – говорит приемная мама.
Но и о себе Татьяна не забывает, ведь, как сама говорит, она является не только мамой, но и женой.

РЕКЛАМА

«Мне только 35 лет, Игорю – 40, у нас вся жизнь еще впереди, и я не хочу, чтобы мой муж видел меня в старом халате и бигуди, для него я хочу быть самой красивой, – говорит Татьяна. – Поэтому с каждой зарплаты я стараюсь порадовать себя какой-нибудь мелочью, купить косметику или туалетную воду. Это не просто забота о красоте, это внутренняя потребность отвлечься от забот. Маленькие радости – отличный стимул для работы, они помогают набраться сил на месяц вперед».

Обыкновенное чудо

Оглядываясь назад, Татьяна не может поверить, что еще недавно    она боялась завести третьего ребенка, не то что взять приемных, хотя детей любила всегда (она даже профессию педагога выбрала) и мечтала о большой семье. Но ведь эта боязнь была. Тогда в голове кто-то упорно прокручивал пленку с записью слышанных от родителей разговоров, на которой раз из раза повторялось: «еще два ребенка – куда ни шло, а трое – это уже ненормально, это уже нищету плодить». И она верила этому. Свою роль сыграли и постоянная занятость мужа (у него было на рынке несколько палаток, часто ездил в командировки) и его нежелание обзаводиться многочисленным потомством в связи с отсутствием собственного жилья и материальной стабильности. Да и вообще отношения между супругами в первые годы брака были очень сложными, они часто ссорились и конфликтовали.
Но потом все переменилось. Неожиданно, внезапно и, надеется Татьяна, необратимо.

«Когда меня спрашивают о том, как пришли к созданию такой большой семьи, мне очень тяжело говорить, ведь то, что я скажу, все равно не напечатают, а как здесь обойти церковь, я не знаю, ведь без нее моя жизнь не сложилась бы», – объясняет причину чудесных жизненных превращений Татьяна Карпович.
Сейчас она нисколько не жалеет, что когда-то забрала к себе двух своих племянников, мать которых лишили родительских прав.

«Я сейчас понимаю, что если бы я отдала Женьку с Валерой в приют, то мои дети получили бы такой урок безразличия, который бы они запомнили на всю жизнь, и никакая любовь к котикам или собачкам от этого безразличия их бы не избавила», – уверена Татьяна.

Многодетная мама рада, что у нее в жизни все так удачно складывается. Она говорит, что даже если бы ее семье не предложили стать детским домом семейного типа, все равно взяла бы на воспитание приемных детей.

Сейчас же, живя в большом доме, она наслаждается каждой минутой, проведенной с семьей. И даже когда дети вырастут, выйдут в самостоятельную жизнь, а их место займут другие, нуждающиеся в тепле и заботе, Татьяна все равно останется для них мамой. Она так же будет радоваться их победам, переживать за неудачи и ждать в их общем доме. Детском доме семейного счастья.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up