Автор: Алесь ГИЗУН

12:48, 19 марта 2010

Общество

remove_red_eye 101

Чуть больше чуткости!

Как бы кто-то не возражал, но большинство людей с возрастом становятся приверженцами довольно эгоистичной философии, полагающей, что чужую боль прочувствовать нельзя. И, возможно, единственный, кто дает нам надежду в сокрушимости этой философии и в кого мы верим до последнего,  это врач.

Боль неприятна. Ни своя, ни тем более чужая. Но как хочется, когда нам болит, чтобы нас и нашу боль могли хоть немного понять и разделить остальные. И если этого не получается, мы вопрошаем: «Ну почему? Ведь никто не застрахован…»

До и после болезни…

Как и большинство его ровесников, Андрей* в свое время отучился в школе, затем окончил местный техникум легкой промышленности, еще позже  Московский государственный текстильный университет. Потом парень долго работал инженером-технологом на одном из барановичских предприятий.

РЕКЛАМА

Но в мае 2008 года с 43-летним Андреем приключилась беда. Врачи  обнаружили у него рак и были вынуждены удалить у него мочевой пузырь и простату. Благо до метастаз дело не дошло и жизнь мужчине еще в полном расцвете сил удалось сохранить.

Однако с этого момента Андрею стали необходимы постоянная забота и предельное  внимание со стороны самых близких людей – родителей (со своей семьей у Андрея так и не сложилось).  
Можно представить себе все сложности «новой» жизни Андрея… Из участка кишки  ему сформировали новый мочевой пузырь, вывели катетер и подсоединили мочесборник. Обоих его родителей судьба принудила уже едва ли не на профессиональном уровне освоить сестринское дело.

Болеть недешево

По словам матери Андрея Марии Сергеевны, государство частично взяло на себя лишь оплату стерильных салфеток. Родители платят за них только 10% от стоимости. Средства на все остальные связанные с болезнью сына нужды родителям-пенсионерам пришлось находить самим. И расходами по мелочам эти расходы не назовешь.

К примеру, менять сыну катетер родителям приходится трижды в месяц. А вот одного одноразового мочесборника хватает только на сутки. Правда, чтобы сэкономить средства, родители промывают их и используют повторно, иногда по несколько раз.  

 
На одноразовых шприцах для ежедневной промывки ран также приходится экономить.   
«После использования мы опускаем шприц в спирт, чтобы не дай Бог не занести потом инфекцию,  – рассказала «IP» мать Андрея Мария Сергеевна. –  Правда, от этого резиновая прокладка в шприце быстро приходит в негодность. Но у нас получается пользоваться одноразовым шприцем целую неделю».
Казалось бы, шприцы, катетеры, мочесборники – мелочь. Но судите сами… На один лишь закрепляющий пластырь у родителей уходит по пять тысяч каждую неделю. А все перевязки и препараты для промывания «съедают» половину «инвалидной» пенсии сына, которая сегодня составляет около 340 тысяч рублей. Это с учетом упомянутой экономии…

Новые расходы

Буквально до конца прошлого года в льготном перечне лекарственных средств находился раствор фурацилина, также ежедневно необходимый для промывания сформированного мочевого пузыря от выделений.
Мать обычно запасалась им на месяц вперед. Сделать это было довольно просто. Лечащий врач выписывал льготный рецепт, мать шла в аптеку и бесплатно получала необходимый препарат.

В ноябре 2009 года доктор,  как обычно, выписал рецепт, но воспользоваться им Мария Сергеевна уже не смогла. Дело в том, что раствор фурацилина внезапно был вычеркнут из перечня основных лекарственных средств, в том числе отпускаемых бесплатно и по льготным рецептам. Измененный перечень определило новое Постановление Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 15 октября 2009 года № 111.
После вступления документа в силу статья расходов семьи пополнилась и расходами на фурацилин. Как оказалось, это не такая уж и малая сумма для бюджета семьи пенсионеров и сына-инвалида. Одной бутылочки раствора фурацилина в 200 мл хватает на один день. Ее стоимость  2 250 рублей. Таким образом, только на фурацилин ежемесячно нужно находить «лишние» 67 500 рублей.

Возможно, это просто совпадение, но после того, как раствор фурацилина выпал из упомянутого перечня основных лекарственных средств, Мария Сергеевна впервые за все время столкнулась с проблемой его дефицита в барановичских аптеках. Тогда она обратилась за помощью к администрации центральной аптеки № 10. Там ей пошли навстречу и специально для женщины изготовили нужное количество лекарства.
Мария Сергеевна посчитала, что чиновники просто решили сэкономить, убрав из специального перечня льготный фурацилин.

«Казалось бы, это такая мелочь, – сокрушалась Мария Сергеевна.  – Неужели для республиканского бюджета было проблематично оставить раствор фурацилина в списке, хотя бы для онкобольных. Пока мы с мужем живы, получаем свои пенсии, мы можем позволить и приобрести фурацилин за деньги. Но как выжить сыну, если нас не станет?»

Сообща решаются проблемы

Мария Сергеевна уже было смирилась с необходимостью покупки фурацилина за свой счет: «Пусть Бог продлит дни моему сыну, а все остальное мы как-нибудь переживем».

Но движимая обидой мать решила поинтересоваться через нашу газету, почему все же фурацилин не был включен в новую редакцию перечня и возможно ли, что в ближайшем будущем его вернут льготникам: «Ведь таких больных, как мой сын, в стране, наверное, немало».

Вопросы Марии Сергеевны  мы прямиком адресовали в Министерство здравоохранения РБ. Ответа пришлось ждать больше месяца. Но ожидания оправдали себя.   

Из письма Минздрава следовало, что фурацилин не включили в новую редакцию перечня, ибо сегодня этот препарат не рассматривается как необходимое и незаменимое средство в лечении и профилактике определенного рода заболеваний. Медики сообщили, что промывание дренажей пациентам с урологической или онкоурологической патологиями может проводиться и другими растворами антисептиков, например, водным раствором хлоргексидина или физиологическим раствором хлорида натрия. Что важно в нашем случае, второй препарат включен в вышеупомянутый перечень основных лекарств, поэтому им можно вполне заменять фурацилин. Как убедился наш корреспондент, этот препарат можно найти в аптеках города в достаточном количестве, в том числе и для бесплатного отпуска. Для Марии Сергеевны и ее сына это стало неожиданной и действительно радостной вестью.

Не стоит умалчивать

РЕКЛАМА

Получив ответ Минздрава, проблему, вероятно, можно было бы считать решенной и не предавать огласке. Но мы решили рассказать о ней, потому что не каждый человек с подобной проблемой (а таких пациентов в стране, по расчетам Минздрава, около 500 – 600) обратится в газету и узнает, что есть довольно простой выход из сложившейся ситуации. Ведь если бы Мария Сергеевна не пришла в редакцию, ей до сих пор пришлось бы самой оплачивать антисептик.

По всей видимости, лечащие врачи на периферии то ли не успевают своевременно ознакомиться с новыми нормативами Минздрава, то ли им просто не до того.

В любом случае, ситуация дает понять о необходимости более слаженной работы между чиновниками министерства, медиками периферийной лечебной сети и фармацевтами аптек.

Вероятно, это позволит нашим медикам не терять той чуткости, душевного внимания и соучастия в отношении к своим пациентам. Возможно, прежде всего именно этих качеств они и ждут от людей в белых халатах. Для этого требуется не так уж много. Но для тех, кто по воли рока оказался особенно уязвлен жизнью, даже такие простые жесты покажутся величайшим добром и образцом профессиональной благородности.

«Люди с такой болезнью, как у моего сына, и без того обижены судьбой, – поделилась наболевшим Мария Сергеевна. – Они совсем неприхотливы, непривередливы. Но они так остро ощущают потребность в нашей заботе, доброте и понимании…»

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up