Автор: Наталья СЕМЕНОВИЧ

15:35, 21 января 2010

Происшествия

remove_red_eye 97

Южноафриканские журналисты: «Задержание Принслу стало сенсацией»

О судебном процессе по делу Принслу говорят не только в Республике Беларусь, но и в ЮАР, где мужчина входил в список самых опасных преступников.

На суд приехали представители одного из самых крупных южноафриканских изданий – Pretoria News – журналист Ханти Отто (Hanti Otto) и фотограф Маси Лоси (Masi Losi), которые ответили на некоторые вопросы корреспондента «IP».

– Чем вас так заинтересовал этот процесс, что вы из Претории (столица Южно-Африканской Республики) приехали в Беларусь, в Барановичи?

– Джордж Дидерик Принслу – известная в нашей стране личность. Он был адвокатом  в Претории, а с 2006 года находился в розыске. На протяжении нескольких лет его не могла найти и задержать ни южноафриканская полиция, ни Интерпол. Его фотографии, как одного из самых опасных преступников ЮАР, были размещены на полицейских веб-сайтах. Следы Джорджа терялись в Австралии, он появлялся в других странах, однако никто не знал, где он находится.

РЕКЛАМА

И тут его задерживают в далекой Беларуси. Всего лишь через несколько дней, как он совершил преступление в Барановичах. Для наших властей, полиции это был шок! Это была настоящая сенсация! Население Южной Африки, Австралии и других стран очень интересует, как проходит суд над одним из самых опасных преступников ЮАР. Тема Принслу сейчас очень популярная – это самые рейтинговые статьи, как в печатных изданиях, так и на сайтах. Поэтому мы не могли пропустить суд над ним.

– За что его разыскивали?

– В 2002 году Принслу был задержан по обвинению в преступлениях сексуального характера, изготовлении и хранении детской порнографии, насилии над детьми. Ему инкриминировали насилие над несовершеннолетними. У него дома хранились альбомы с фотографиями этих детей, носящие интимный, сексуальный характер (он сам делал их).

Случаи педофилии, сексуального насилия в нашей стране бывают. Что же касается Джорджа Дидерика Принслу, то его случай из ряда вон выходящий – против него выдвинуто обвинение по 15-ти пунктам. Естественно, если бы он не сбежал из страны или если бы его поймали до задержания в Беларуси, его осудили бы в ЮАР. За совершенные преступления, если вина будет доказана, Принслу на родине грозит как минимум 15 лет тюрьмы. Теперь он в белорусской тюрьме, и я даже не знаю, где ему было бы лучше. Тюрьмы везде одинаковы. Только у нас, правда, теплее (смеется. – Авт.).

– Почему же, несмотря на тяжесть совершенных Принслу преступлений, его не взяли под стражу?
– В нашей стране более либеральные законы, и до того момента, пока не доказана вина человека, свобода его не ограничена, он может свободно передвигаться.

Принслу несколько раз просил разрешение на выезд в Россию: у него там был бизнес. Ему разрешали. Он платил залог, ехал туда, через некоторое время возвращался. А в 2005 году Принслу, заплатив в качестве залога около 7 тысяч долларов, в очередной раз уехал и… исчез. Не дождавшись его возвращения, Джорджа объявили в международный розыск.

– Известна ли судьба детей, которые проходят по делу Джорджа Дидерика Принслу?
– Многого я не знаю, так как суд проходил за закрытыми дверями и нас, репортеров, туда не пустили. Единственное, располагаю информацией, что одна из подвергшихся насилию девочек, которой 16 лет, пристрастилась к наркотикам.

– У меня сложилось впечатление, что вы знакомы с Принслу: он приветствовал вас взмахом головы и улыбкой.

– Я –  репортер, он – адвокат, и нам приходилось с ним сталкиваться. Позже, когда в ЮАР Принслу обвинили в совершении преступлений, я писала репортажи об этом.

– Удивило ли вас его поведение на суде: нежелание слушать других участников процесса, пререкание с судьей?

– Нет, не удивило. Он такой всегда. Принслу – человек, который уверен в своей невиновности. Ему не важно, что говорят другие, он уверен в своей правоте и мнение других его не интересует.

– Как отреагировала семья Принслу на то, что он совершил преступление в Беларуси, что его задержали?
– Мать Джорджа умерла. Его отец – пенсионер – сказал, что сын должен быть наказан. После того, как Принслу арестовали, никаких сведений о своем сыне, насколько мы знаем, он не получал. У него нет Интернета, и, скорее всего, он ничего не знает.

–  За эти несколько дней у вас уже сложилось мнение о белорусской судебной системе?

– У нас, в отличие от белорусского суда, потерпевших допрашивают один на один, не публично. А в остальном все так же: точно такая же система, такие же правила поведения. Хотя есть еще одно отличие – у нас обвиняемого в зале суда не помещают в клетку, он просто в наручниках. Поэтому у нас теперь многие, кто видел фотографии из зала барановичского суда, говорят: «Наконец-то Принслу сидит в клетке».

– А как вам Беларусь?

– Очень холодно. У нас зимой  + 19 градусов, лишь в прошлом году было очень холодно, когда температура опустилась до ноля. Когда я собиралась в поездку, одежду (куртку, сапоги) одолжила у знакомых. Сапоги, правда, большие, и я надеваю несколько пар носков (смеется. – Авт.). Но все равно мерзну. А еще у вас мало солнца. Просыпаешься утром – темно.

Ну и, конечно же, незабываемое впечатление – это снег. Мы его фотографируем, а снимки отправляем своим коллегам.

РЕКЛАМА

Темы:
Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up