Новости / Происшествия

А ты такой холодный… как электричка «Барановичи-Минск»

30.12.2009, 13:44 / remove_red_eye 353 / chat_bubble

С природой не поспоришь: если на улице мороз или дождь, то предъявлять к небесной канцелярии претензии бессмысленно. А вот если в электричке зуб на зуб не  попадает от холода, к кому обращаться тогда?

Нынешней зимой с сюрпризами то в виде плюсовой температуры, то в виде мороза ниже пятнадцати градусов в редакцию то и дело звонят возмущенные пассажиры электрички направления «Барановичи – Минск». Основная их претензия сводится к тому, что в электричках очень холодно, печки чуть теплые и поездка до Минска кажется бесконечно долгой и зябкой.

Как пояснила заведующая санитарно-контрольным пунктом отделения центра гигиены и эпидемиологии на станции «Барановичи» Любовь Сопова, по санитарно-гигиеническим требованиям к организации пассажирских перевозок на железнодорожном транспорте в пассажирских салонах в зимнее и переходное время должно быть не менее 11 градусов тепла. При температуре ниже 11 градусов, по пояснениям заместителя начальника депо ТЧ9 (г. Минск) Виктора Сергеева, печки в вагонах включаются автоматически и работают до тех пор, пока вагон не прогреется до 13 градусов, но из-за частых остановок в вагоне теплее не становится. Это вполне приемлемая температура, весной ведь все люди ходят в легких куртках и не мерзнут, но почему же тогда мерзнут в шубах при такой весенней температуре?

Пассажиры жалуются на холод, а специалисты убеждают нас в том, что все в норме и все печки в автоматическом режиме работают и участие человека в отоплении электричек сведено к минимуму, то есть за обогрев вагонов отвечает автоматика, а не человек. Но как поспорить с машиной, для которой положенная температура в вагоне «плюс одиннадцать» никак не вяжется с той, которую общущают люди в шубах и дубленках? Складывается впечатление, что люди, в данном случае пассажиры, и автоматические механизмы «говорят» на разных языках и никак не придут к соглашению.

РЕКЛАМА

Чтобы прояснить ситуацию и убедиться в том, кто прав, корреспонденту представилась возможность 19 декабря совершить поездку на ранней электричке Барановичи – Минск и испытать на собственном опыте трудности в пути.

6.37 В вагоне моя знакомая расстегивает шубку, снимает шапку, поправляет прическу. Я не снимаю даже перчатки: наученная горьким опытом, знаю, что, стоит мне остыть после пробежки от автобусной остановки до вокзала, будет довольно холодно. «Мне в ноги тянет», – говорит знакомая. – «Ну ничего, вот проедем Пост № 1, может, включат печки», — все еще наивно не теряя надежды, возражаю я. Это, пожалуй, единственный вопрос, который нас сейчас интересует. Везет тем, кому ехать недалеко – полчаса-час, и пассажир уже забыл о холодном вагоне, а что делать тем, кому до конечной – почти три часа езды?

6.45

Проехали Пост № 1, печки все еще холодны. В вагон заходят контролеры. Одна из пассажирок обращается к ним с вопросом: «А почему холодно? Топить будут?». Женщина-контролер обращает ее внимание на снег на сиденье: «Ну конечно, здесь вам холодно будет, здесь же снег задувает из окна. Перейдите в первые вагоны, там теплее».

Когда пассажирка и еще несколько человек уходят, мы убеждаемся в том, что прямо на сиденье лежит снег. По разумным подсчетам, если в вагоне снег не тает, значит, никаких 11-ти градусов тепла, как того требуют правила пассажирских перевозок, нет и в помине! И пора бы уже этой печке включиться! Нащелкав на мобильный достаточно кадров таких чудес, как снег на сиденье, мы следуем примеру пассажиров и переходим во второй вагон. Между вагонами и в тамбурах лежит снег.

7.00

Во втором вагоне свободных мест немного. Народ предусмотрительный, оседает сразу в «элитном» традиционно теплом вагоне. Рядом с нами – две женщины, которые обсуждают свадьбу чьей-то дочери, способы поклейки виниловых обоев и стоимость таких услуг в столице.

Женщины кутаются в дубленки, прячут ноги и время от времени проверяют печку под сиденьем. «Я уже пальцами на ногах шевелю, чтобы согреться», – говорит одна из женщин. Я ухмыляюсь, но и сама давно повторяю эту «гимнастику», а иначе не доеду даже до Городеи. Проверив ладонью печку под сиденьем, замечаю, что она едва теплится. Но все еще наивно верю в то, что она наконец-то включится и ноги перестанут замерзать. Хотя бы ноги.

7.10

В наш вагон, где пассажиров, по сравнению с другими вагонами не в пример больше, снова заходят контролеры – проверяют билеты. Уже несколько голосов интересуются, почему в вагоне так холодно. Контролеру ответить нечего и отправить особенно замерзших в теплый первый-второй вагон нет возможности: мы и так все здесь. Поэтому контролер отмечает, что здесь еще н
ичего – в других вагонах на сиденьях снег лежит. Звучит ободряюще, у нас-то снега нет, а у них, в остальных вагонах, есть! Значит, не все потеряно!

7.20

Проехали Городею. «Ну где-то после Столбцов точно включат отопление, – говорю я подружке. – До Столбцов бы дотянуть». Позже ловлю себя на мысли, что такую же фразу я повторяю и в Дзержинске, и в Фаниполе… В Негорелом уже раздумываю о том, что в следующий раз поеду поездом, который едет быстрее, или автобусом. Пусть дороже, зато тепло и не нужно тащиться три часа в дороге, но самое главное в холоде.

7.50

В вагоне невесело. Обсуждения свадьбы у моих соседок плавно перекатились на обсуждения чьих-то похорон, кремирования и о том, что кто-то лежал в морге четыре дня и его забрали оттуда благодаря большим связям. Чтобы отвлечься от мыслей о теплой квартире, достаю книжку и собираюсь «ботанить» правила дорожного движения – в вагоне гаснет свет. А что, так даже романтичнее – полумрак, за окном мигают фонари… Потрогала печку руками – вроде теплая, но жаром не пышет.

Чем ближе к столице, тем больше народу в вагоне, некоторым места не хватает – и они стоят в проходе. Мне уже почти тепло: теперь я сижу между женщиной в дубленке и женщиной в шубе – они меня подогревают с обеих сторон.

8.23

К нам подсаживается девушка, слушает музыку, сидит нахохлившись, как воробышек, сцепив руки на коленях. Потом она не выдерживает и просит меня немного отодвинуться и пододвигает ноги к печке. «Не могу уже просто! – восклицает она. – Так и до Минска не доеду».

РЕКЛАМА

8.45

Народ начинает подтягиваться к выходу и покидает вагон более чем стремительно. Все шевелятся, закутывают носы в шарфы, и хорошо, что скоро на выход. Лишь в метро от теплого воздуха ноги начинают оттаивать и зудеть. Подружка говорит, что у нее першит в горле и она хочет в Беларусь. В ту, которую показывают по телевизору.

19.01

Вечером на обратном пути даже не лелею надежды на то, что печку включат. Через час из четвертого вагона я перехожу в первый и буквально прилипаю к печке – хоть какое-то тепло. Ситуация мне напоминает фильмы о послевоенных годах – холод, разруха, женщины в шерстяных платках, метель, но у нас-то к счастью, не было войны?! Зато у нас кризис, это круче. Теперь и я хочу в Беларусь. В ту, где хотя бы в электричках те самые 11 градусов.

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up