Новости / Культура

Дмитрий Колдун: «Я не капризный. Главное, чтобы в гримерке были колбаса и кока-кола»

19.11.2009, 16:13 / remove_red_eye 156 / chat_bubble

Дмитрий Колдун признался в Барановичах, что  исключительно как девушка ему нравится белорусская певица Аня Шаркунова, он с удовольствием побывал бы на концерте Григория Лепса, а на вопрос  о женитьбе расплывчато ответил: «Не знаю пока, это дело такое...» и добавил, что мечтает о большой семье, где все друг друга любят. 16 ноября Дмитрий Колдун выступил в ГДК г. Барановичи  в рамках гастрольного тура  в поддержку нового альбома «Колдун».

РЕКЛАМА

– Дмитрий, раньше вы были в Барановичах?

 
– Был, но только проездом. Единственное воспоминание, которое сохранилось со времен детства, – это то, что  по пути из Минска в Брест поезд, на котором мы ехали, в Барановичах вдруг начинал идти вроде в обратном направлении, но в результате мы оказывались все же не в Минске, а в Бресте. Такое удивительное воспоминание. А вообще это мой первый приезд  в ваш город на гастроли. До конца 2009 года у меня запланированы концерты во многих белорусских и российских городах.

– Мешает ли вам популярность?

– Уже идя на такие проекты, как «Фабрика звезд», «Народный артист»,  человек себя заранее готовит к некоторой публичности. Да, сначала тебе нравится эта «звездность», потом ты к ней привыкаешь и не замечаешь, потом она начинает тебя раздражать и утомлять, а в конце концов  о тебе забывают. Надеюсь, что я еще не на последней стадии (смеется). Но и звездой я себя не считаю, скорее я человек, которого узнают на улицах благодаря его творчеству. У меня есть фанаты, которые ездят за мной на концерты по разным городам или дежурят возле нашей с Асташенком студии (Дмитрий Колдун совместно с фабрикантом Александром Асташенком открыл одну из самых современных звукозаписывающих  студий в Москве «Ящерица»)  до 3-4 часов утра, чтобы сфотографироваться. Есть и не вполне нормальные фанаты, которые и дверь могут порезать, если им что-то не нравится. Но любому артисту нужно быть готовым к этому.

– Что собой представляет ваш новый альбом «Колдун»? Почему некоторые песни, которые сделали вас известным, не вошли в альбом?

– По сути, у альбома названия как такового и нет. Так получилось потому, что ни одно из предложенных названий пластинки мне не нравилось. Наша творческая группа решила оставить  на обложке только штамп из моей фамилии, так и получилось, что альбом называется «Колдун».  Это практически полностью моя самостоятельная работа. Многие песни, которые сделали меня популярным, сюда не вошли по той причине, что они были запланированы в другой альбом –  «Ангел под дождем», над которым я работал с моим бывшим продюсером Александром Луневым.  Если он захочет выпустить этот альбом, он выйдет. Альбом «Колдун», для которого где-то треть песен написал я сам, –  часть композиций с моим другом и композитором Багратом Вартаняном –  это все-таки больше моя самостоятельная творческая работа. Альбом получился роковым, но это скорее  танцевальный попсовый рок, то есть то направление в музыке, в котором  я сейчас стараюсь работать. О том, насколько успешным он будет, смогу судить лишь в конце года. Я вижу на концертах заполненные залы, и для меня это  гораздо существеннее сейчас (билеты на концерт в Барановичах были раскуплены за два с половиной дня. – прим. Авт.), и мне это, безусловно, льстит.

– Однажды в прямом эфире на радио вы удивили радиослушателей живой белорусской речью. Приучаете ли российских коллег к белорусским песням?

– К сожалению, я не смогу ответить вам на этот вопрос на белорусском языке, потому что многих слов не помню. У каждой страны есть свой родной язык. Мне обидно, что люди, живущие в Беларуси, в основном разговаривают на русском языке. Мне кажется, если бы у нас все говорили на белорусском языке, то и я  старался бы говорить на нем. Мне нравится при случае в Москве сказать что-нибудь на белорусском языке, например, в Москве не знают,  что такое «шуфлядка». А потом очень удивляются, что это, оказывается, ящик такой в столе.

– Дмитрий, теперь вы  не только певец, но и ведущий,  а с недавних пор вы попробовали себя в качестве актера в легендарной рок-опере  «Звезда и Смерть Хоакина Мурьеты», главную роль в котором в 70-х годах прошлого века сыграл Александр Абдулов. Теперь вы тоже играете главную роль в этой постановке. Насколько удалось вам воссоздать образ главного героя?

– Недавно мне поступило предложение от режиссера московского театра Алексея Рыбникова поучаствовать в этом мюзикле. Мы попробовали, и меня утвердили на главную роль. Специально для меня была написана композиция «Звезда», которую зрители услышат во время концерта. К сожалению, я не видел, какой образ был создан Александром Абдуловым на сцене «Ленкома», но я посмотрел фильм с этим сюжетом и понял, что времена, наверное, меняются. Мой Хоакин получился, как я сам говорю, «отмороженным». Он романтик,  не всегда обращает внимание на то, что происходит вокруг. Я такой же. Поэтому мне легко играть эту роль.

– А в сериалах сниматься не предлагают?

– Нет, но мне кажется, что я и не стал бы сниматься. Мне хочется работать с музыкой и не хочется распыляться на какие-то другие проекты.  Хотя предложения разного плана постоянно поступают.

– Вы водите машину и часто попадаете в аварии. Пользуетесь ли вы своей популярностью, чтобы избежать возможного наказания?

– Нет. В России такие правила: попал в аварию, на тебя составляют протокол и дальше разбирайся сам. В Беларуси я был удивлен тому, что правила дорожного движения строже. Около года назад я нарушил правила перестроения, что в России вообще считается незначительным огрехом. Я попал из-за этого в аварию, и у меня хотели забрать права.

–  Вы очень близки с мамой. Прислушиветесь ли вы  к ее советам сейчас?

– Моя мама часто дает мне советы, я их слушаю, но, правда, поступаю по-своему.

– Пока вы лучше всех выступили от Беларуси на Евровидении. Будете ли снова участвовать в конкурсе?

– Я действительно не раз в интервью говорил о том, что мне  хотелось бы поучаствовать в Евровидении от Беларуси еще раз, но я не страдаю  комплексом, не стремлюсь расшибить себе лоб, лишь бы  поехать на Евровидение и непременно победить. Мне было бы приятно, если бы представитель из моей страны тоже поехал бы на европейский конкурс и занял бы место выше моего. Наверное, такая победа стимулировала бы меня на поездку на конкурс.

РЕКЛАМА

– Предъявляете ли вы какие-то требования к организаторам концертов?

– Ну, конечно, райдер у меня на десять страниц, но в основном требования касаются аппаратуры. На концертах мы всегда играем вживую, качественный звук – это самое главное  для меня. Но там ничего лишнего нет, и капризов, как зарубежные звезды, я  себе не позволяю. Главное, чтобы в гримерке были колбаса и кока-кола (смеется).

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up