Новости / Общество

Как я работала переписчиком

30.10.2009, 12:24 / remove_red_eye 42 / chat_bubble

С 14 по 24 октября страну захватило грандиозное  мероприятие,  принять участие в котором, как говорилось в рекламе,  «гражданский долг» каждого.

Перепись населения в основном воспринималась нами как некое действо, которое без спроса вмешивалось в личную  жизнь, спрашивало про интернет и нечетко интересовалось родным языком, оправдывая вопросы лишь тем, что нашей с вами стране нужно знать все.

А вот каково это – быть переписчиком, задавать людям под четыре десятка вопросов, с утра до вечера стучаться в чужие квартиры, «IP»  рассказали сами переписчики – студентка Ирина*  и молодой специалист Светлана.

А ты записался в переписчики?

РЕКЛАМА

О том, что девушки будут участвовать в переписи населения в качестве этих самых «переписчиков  с зеленым портфелем», они узнали в середине сентября этого года, хотя списки «доверенных» лиц из активных и успешных студентов составлялись с весны. По словам Ирины, еще в мае ей позвонила социальный педагог-психолог ее учебного заведения и спросила серию и номер паспорта. Для чего это было нужно, девушка тогда не поинтересовалась,  а уже в сентябре студентку, как и ее подругу, поставили перед фактом – будете переписчиками. Как рассказали девушки, из-за переписи они были оторваны от работы и занятий на целый месяц. «Мы возмущались, отказывались, но нам просто сказали: не хотите переписывать – ищите замену. Если честно, я бы ходила на занятия. Не потому, что студентка-комсомолка-отличница,  а лишь по той причине, что  никто нам пропущенные  пары не станет начитывать, да  и сессию никто не отменял. А преподавателей мало волнует то, что нас не было на парах». С  5 по 8 октября, по словам девушек, они  «учились  общаться с людьми»: не грубить, улыбаться и быть предельно корректными и вежливыми, даже в том случае, если их оскорбляли или  угрожали. «У нас одна девушка задала вопрос: а если я приду к неадекватному мужчине и он начнет приставать, что мне тогда делать, могу я его ударить? На этот вопрос девушке ответили, что ни ударить, ни оскорбить человека она не может  –  права не имеет», – рассказывает Светлана.

Потом в течение трех дней во время предварительной переписи переписчицы вживались в роль «человека с зеленым портфелем»:  ходили по квартирам, знакомились с жильцами,    договаривались об удобном времени для визита переписчика. «Но и после переписи  еще в течение нескольких дней нас в покое не оставят:  качество нашей работы проверят контролеры участков, и лишь 3 ноября можно будет  забыть об анкетах».

 
За 12 часов работы – 5 000 рублей

Рабочий день переписчиков начинался в восемь утра – надо прийти на участок, забрать бумаги для переписи, проинформировать,  куда направляешься сегодня. В конце рабочего дня, а это около 21.00, девушки должны были вернуться на участок и сдать зеленый портфель с заполненными бумагами, который должен был храниться на контрольном пункте для того, чтобы избежать разглашения полученной информации. Правда, как признались девушки, портфель не всегда удавалось отнести вовремя и поэтому переписчицы частенько забирали его домой: на то, что переписчицы нарушают подписанный ими же договор о конфиденциальности, на их  участке закрывали глаза.

За работу в течение месяца девушки получат четыре базовые величины – 140 000 рублей, а это  примерно 5 000 рублей за 12-часовую смену. «Да  что за такие деньги купишь? Даже для безденежного студента такая сумма, учитывая реальные цены,  просто мизерная! Сапоги одни зимние под 400 тысяч. На такую работу вряд ли кто-нибудь согласился бы даже за полмиллиона»,  – говорит Светлана.

В притоны и к алкоголикам без охраны

По мнению девушек, перепись можно было лучше организовать, многие пункты созданы  только ради галочки. «О самих переписчиках мало кто подумал, – говорит  Ирина. – Большинство из нас, переписчиков –  молоденькие девушки, которых, конечно, охотно  пускают в квартиры, но если бы что-то случилось?»

Девушки рассказывают, что, прежде чем выйти на работу, они снимали все драгоценности, переобувались в удобную обувь, оставляли личные вещи дома, с собой брали только зеленый портфель. «Если бы что-то мне угрожало – выбросила бы портфель и, не задумываясь, убежала бы: если о моей жизни и здоровье не подумали организаторы переписи, то об этом пришлось бы думать самой», – говорит Светлана.

Как рассказала Света,  еще во время учебы их предупредили, что при проведении переписи им выдадут адреса неблагополучных семей, которые они будут посещать с участковыми. На деле же все оказалось иначе. Никто никаких «черных списков»  девушкам не выдал, и переписчицы только благодаря соседям узнавали о тех квартирах, куда соваться без охраны не стоит. «В  одном из домов я составляла данные на милиционера, и он предложил мне пройти неблагополучные квартиры, о которых   знал. Когда я спросила у контролера-инструктора, как мне проходить эти семьи, если мне не дали сопровождения, она сказала, что может сходить со мной. Но куда двоим женщинам справиться с нетрезвыми мужиками?  – говорит Света. – В конце переписи случайно встретилась с другом, который хорошо знает участкового моего района. Такими окольными путями я смогла пройти все «неблагополучные квартиры».  

Ходить одной по чужим подъездам, которые часто ничем не освещаются,  да еще по вечерам, когда основная масса людей дома,  девушкам страшно – ступеньки и номера квартир подсвечивали телефонами:  фонарики, предусмотренные инструкцией, девушкам  тоже не дали. Светлана вспоминает, что в одном из домов ее предупредили, что в такую-то квартиру лучше даже не звонить – у хозяина несколько судимостей, ребенок в травматологии… «Туда я даже не звонила, – признается Света. – А этажом выше жила женщина,   беспробудно пьянствующая. Меня предупредили: можешь позвонить, загляни в ее глаза, почувствуешь опасность, уноси ноги. И вот так десять дней  – звонишь в квартиру и каждую минуту не отпускает мысль – если что – сразу  бежать без оглядки! Зато мы «застрахованы». Правда, моей маме,  моим родным от этого не легче». Ирина же, чтобы не рисковать лишний раз,  даже брала на перепись маму.  

Откровенно о главном  

На все-все-все вопросы ни один человек  за всю перепись, по словам девушек, не ответил полностью. Да и 37 вопросов – слишком много. «Сначала на одного человека уходило около 10-15 минут, – признается Светлана. – Зато потом дело пошло быстрее, теперь мне эти вопросы сниться будут – имя, фамилия,  год рождения, родной язык…».

Многие вопросы анкет вызывали раздражение людей. Например, был в анкете вопрос о составе семьи. «Недавно прихожу в одну из квартир, а там папа и двое маленьких детей. Спрашиваю о составе семьи.  А он: вот я, двое моих детей, а мама наша умерла… Мне кажется, такие данные можно было переписать в паспортном столе. Некоторые потеряли близких людей, сыновей или дочерей, внуков», – говорит Ирина.  После некоторых вопросов переписчицам предлагали указать в анкете еще и размер обуви и одежды. Многих людей вопросы, предложенные в переписи, откровенно возмущали или ставили в тупик. «А зачем вам информация о компьютере, вы  что, придете меня обворовывать? Какое  значение имеет для моей страны, подключен ли я к Интернету?» Кстати, по словам девушек, после того, как по телевизору показали, что президент на вопрос о языке ответил, что он разговаривает дома на двух языках,  многие горожане тоже начали отвечать так же, как президент. «Хоть в анкете сказано, что можно отметить лишь один язык, я все равно отмечала и тот, и тот, –  говорит Светлана. – Мне все равно. Если мне говорили, что компьютера в семье нет, но я вижу, что он есть, я обязана была записывать со слов хозяев. Нет так нет».

Откройте: перепись населения

На протяжении переписной кампании переписчики испытывали на себе все уровни настроения  горожан. По словам девушек, горожане на переписчиков реагировали по-разному – от вполне доброжелательного отношения, бывало, даже на чай приглашали, до откровенного выражения хамства, когда люди не то что не открывали дверь, но и заявляли, что не впустят переписчика, даже если тот придет с нарядом милиции. «Однажды звоню, открывает мужчина – квартира в полной темноте, прошу включить свет.  А он мне в ответ – хотите переписывать, переписывайте так, – продолжает разговор Светлана. – Мне это не надо и свет включать я не стану. Пришлось уйти. Те, кто  снимает квартиру, чаще всего не открывали: ведь сдача квартир в большинстве случает не проходит через налоговую, вот и остались «неучтенные». Были случаи, когда люди перестраховывались – требовали предъявить документы, созванивались с контрольным пунктом». Одна женщина  проверила у Светланы документы, наличие всех отличительных атрибутов и спросила номер телефона участка, но в квартиру не впустила. Через три дня Света снова встретила недоверчивую женщину на площадке и та благосклонно согласилась ответить на вопросы анкеты.

Десять дней спустя

 За десять дней переписи девушки так и не  смогли найти какие-либо положительные стороны в переписи – одни минусы. Единственное, что радует, по словам Ирины, так это то, что горожане, несмотря на все досадные случаи, в основном люди понимающие. «Очень много хороших людей, но из-за плохих условий жилья, из-за отсутствия работы часто они  чувствуют себя угнетенными и подавленными, тем более  что сейчас кризис. Многие безработные, которых в нашем городе тоже оказалось немало, просто потеряли надежду найти достойную работу и прекратили искать место работы вообще. Они  так и говорили: не ищу работу, может, государство хоть что-нибудь сделает», – говорит студентка.

РЕКЛАМА

Один из самых спорных вопросов о родном  языке дает пищу для размышления: родным языком многие из опрошенных считают именно белорусский, но отмечают, что чаще пользуются русским языком.  По мнению девушек, обойдя около трехсот квартир, они с уверенностью могут сказать, что особенно шикарной жизни нигде так и не увидели. «Я думала, что хотя бы компьютер сейчас есть у каждого, но это откровенное преувеличение. Далеко не у всех людей у нас в городе есть эта  техника», – говорит Ирина. Светлана отмечает, что в Барановичах очень много пенсионеров: «Многие живут бедно, но могу заметить, что везде, где я была у пенсионеров, очень чистенько – практически стерильная чистота». А вот на вопрос «Зачем нужна вся эта перепись с большим количеством ненужных вопросов, с формализмом и явно недостоверными данными?» переписчицы  не могут ответить.

О смысле переписи при таких условиях девушки до сих пор задумываются: «Если так нужно было государству знать, сколько нас, белорусов, можно было все просто через паспортные столы, сельские советы и исполкомы, – рассуждает Ирина. – У одной моей знакомой муж неправильно указал дату рождения жены и понял, что ошибся, только вечером  при разговоре с женой. А переписчик ничего не могла проверить: не положено требовать какие-либо документы. Вот и зачем такая перепись?! Да еще и результаты будут не раньше 2011 года, в то же время как результаты референдума становятся известными в течение семи дней, а перепись – через два года  – да  эти данные устареют уже!»

*Имена изменены по просьбе героев статьи.

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up