Новости / Общество

День в «стране глухих»

9.10.2009, 12:21 / remove_red_eye 126 / chat_bubble

Совсем недавно в электричке стала свидетелем на первый взгляд обычной картины. Молодой глухонемой парень продавал журналы. Оставив свой внушительный  пакет где-то в середине вагона, он, разложив  по сиденьям возле пассажиров стопки журналов и предоставив  желающим возможность ознакомиться с товаром, начал «покупейный» обход, объясняясь с покупателями самыми простыми жестами. Обычно таких продавцов никто не трогает. А тут к нему пристал  нетрезвый мужчина, который решил умыкнуть его пакет, нагло, при всех, своим видом показывая, что никто, тем более глухой, как бы и права не имеет ему перечить. А парень растерялся, начал тянуть пакет на себя, беспомощно оглядываясь по сторонам. Натиск агрессора был отбит вступившимися за парня пассажирами. Но его «глухие глаза» запали мне в душу, и я решила, что просто обязана испытать, что значит жить в «стране  глухих».

Всего один день, проведенный корреспондентом в образе «глухонемого человека», который может объясняться лишь жестами или при помощи бумажки, позволил по-другому взглянуть на нашу страну – «страну  слепых».

Ухожу в тишину

Итак, решено. С самого утра прочь,  общение, привычные звуки рождающегося дня,  радио и музыка, мяукающая кошка и надоедливая капель подтекающего крана.  Вся надежда только на зрение, обоняние, осязание и вкус…

РЕКЛАМА

Для начала  решила проснуться утром при помощи вибробудильника – с вечера отключила все звуки в телефоне, заткнула уши ватой, и, хоть полной звукоизоляции достичь не удалось, все же звука будильника, проверила, слышно не было.  Тем не менее, несмотря на непривычную тишину, спалось плохо – всю ночь боялась проспать; наверное, каждый час просыпалась, чтобы проверить время и удостовериться, что не проспала… А под утро уснула так, что проспала на целый час дольше привычного: одно успокаивало, что о моем эксперименте все мои коллеги   были в курсе.

Но, как оказалось, трудности «неслышащего человека» еще только начинались. На кухне, привычно поставив чайник,  вдруг спохватилась:  а как я, не слыша свистка, узнаю, что чайник закипел? Сидеть и ждать – непозволительная роскошь, а если не ждать, то и до беды недалеко. А невыспавшаяся голова услужливо подбрасывала картину вообще забытого на плите перед уходом на работу чайника. Так можно и «поехать». Что бы я ни делала в этот  раз на кухне – резала овощи, включала газ, заваривала чай, жарила блины или ставила тарелки в сушку – за  всем приходилось зорко следить и быть, по крайней мере, в два раза внимательнее  к  мелочам, на которые обычный слышащий человек даже не подумает обратить внимания. Лишь выключив все бытовые приборы, закрутив краны и неслышно провернув ключ в замке на два оборота, почувствовала какое-то облегчение. Но на улице мне не стало легче.


Тротуары придуманы не зря

Отсутствие слуха практически полностью дезориентировало меня в пространстве: мне приходилось чаще вертеть головой, гадать едет машина или стоит, переходить  дорогу только в обозначенных для этого местах.
В «неслышащем» состоянии мне пришлось опробовать на себе все прелести барановичских переходов, испытать водительское терпение и вызвать недоумение у многих прохожих.

Сначала все шло просто отлично – в моем микрорайоне,  к счастью, по утрам ни у кого не возникает особенного желания полихачить, поэтому без особенных потрясений я дошла до остановки и доехала до работы. Но прежде чем попасть в офис, мне еще  нужно было перейти две улицы, одна из которых – улица 50 лет БССР. Местные жители знают, что коротенький участок этой дороги  – от Комсомольской до Брестской –  иначе как аттракционом смерти не назовешь: весь этот участок – сплошная проезжая часть, ни тротуара, ни обочины на этой дороге нет. Вернее, тротуар есть лишь с одной стороны и настолько узкий, что у меня вообще появилось сомнение, можно ли по нему пройти. Не случайно пешеходы на этой улице  вынуждены прижиматься к самому забору. А  иначе запросто можно попасть под колеса машин, которые несутся явно не со скоростью 60 км/ч.  Пока шла по этой улице, стало действительно не по себе – и от скоростных режимов, когда водители ездят по принципу, кто успел, тот и прав, и от безалаберности водителей, особенно водительниц, которые как ни в чем не бывало разговаривают по телефону за рулем, не замечая ни машин, ни знаков,  ни тем более пешеходов.

Перейти Брестскую, на которой в этом месте нет перехода, оказалось делом весьма сложным – без звука человек не может с точностью определить, как быстро двигается машина, и рассчитать, успеет ли он перебежать дорогу. На перекрестке я застряла на минуты три, не решаясь перейти опасный участок, и сумела это сделать лишь тогда, когда  убедилась, что ближайшая машина прочно застряла на светофоре. Зато  с какой радостью я шла по тротуару: уж тут-то мне точно не придется пугаться внезапно появившегося из-за спины автомобиля. С ужасом думаю о том, как глухонемые дети переходят дорогу.

Реальные покупки

Ну и, наконец, самое сложное, что мне сегодня предстояло, – общение. Возле одного из торговых киосков я решила купить шоколадку. Уверенно достав деньги, я ткнула пальцев в понравившуюся плитку. Мужчина, сидевший на кассе и, по-видимому, просто пришедший в гости к девушке, догадался, что я «не слышу», и уступил место продавщице, решив, что мы быстрее найдем общий язык. А девушка оказалась находчивой – она возьми да и предложи мне ручку и бумажку. Я старательно переписала название продукта и  показала продавцу.  Девушка демонстративно показала шоколадку, как бы спрашивая: «Эта?» – «Эта-эта, спасибо», – поблагодарила я жестами и взглядом.

В магазине с  самообслуживанием  все было просто – там вообще можно было с продавцами не общаться. Взяв корзинку, на кассовом аппарате увидев сумму и рассчитавшись, почувствовала себя увереннее. Куда сложнее дело обстояло  в промтоварном  магазине: не так-то просто заказать  носки, колготы, подобрать нужные по размеру перчатки или выбрать духи, не имея возможности разговаривать. И где уж тут взяться терпению продавцов, общение  которых  даже со слышащими иногда дает богатую пищу для ума.

Поэтому я рискнула выбрать духи – все-таки тут нужно не один аромат «примерить на себя», чтобы определиться. Позвать продавца с помощью голосовых связок, чтобы она могла показать парфюмерию,  я из-за своей роли не могла, поэтому мне пришлось подождать, несколько раз призывно посмотрев в сторону кассы, где продавцы увлеченно обсуждали свои дела, совершенно не обращая внимания на клиентов.  Два месяца назад в этом же магазине я тоже выбирала духи: тогда продавец как-то долго  не хотела понимать, что я не капризничаю, когда прошу показать ее мне все духи определенной коллекции сразу, чтобы я могла определиться. На этот раз, когда продавец догадалась, что я «не могу говорить и не слышу» ее, с ней произошло чудо – она как-то быстро сообразила, какая коллекция мне нужна, и выставила на прилавок все(!) до единого  флаконы нужной мне линии, и даже поискала недостающий восьмой номер. Мои долгие колебания между одним ароматом и другим, нерешительность и даже некоторую недружелюбность к ней, когда она попыталась забрать те духи, к которым я, по ее мнению, уже потеряла интерес,  женщина проигнорировала, на ее лице, по крайней мере, не было никаких признаков отрицательных эмоций. И даже мой отказ от покупки она никак не прокомментировала.

Извините, как пройти…

Что ж, пора общаться с горожанами. На улице я трижды «спрашивала», как пройти к банку. Сценарий везде был один и тот же:   сначала я подходила к прохожему, жестом показывала ему, что я не могу говорить, и «спрашивала» дорогу. При этом я, не зная дактильной азбуки,  использовала лист и ручку, чтобы людям было проще меня понять.

Первой была женщина с ребенком. Ее я встретила на ул. Советской. Женщина сначала написала на бумажке путь до банка, а потом прокомментировала его жестами. Вторая женщина сделала так же – написала и объяснила жестами. Третья женщина спросила меня, умею ли я читать по губам, а потом очень четко объяснила дорогу. А затем эта женщина вернулась и буквально за руку отвела меня в банк. Честно сказать, я была тронута. Такого участия я не встречала давно, тем более от совершенно посторонних людей.

Потом мне «понадобился» банкомат – не найдя его возле «Радуги», я попыталась жестами спросить о его местонахождении у явно ждущей кого-то девушки. Мои странные пасы – так я хотела объяснить отсутствие наличных денег –  она интерпретировала, видимо,  по-своему. Но когда девушка при помощи все той же ручки и бумаги, поняла, что денег я от нее не хочу, объяснила мне дорогу. Но на лице ее легко читались смешанные чувства снисхождения, облегчения и жалости.

Мужчины «в общении» были более резкими. Парень, у которого  я «справлялась» о том, как мне найти аптеку, как-то слишком агрессивно отреагировал на мою просьбу – «ну чего пристала». Но потом, в процессе объяснения дороги, парень как-то смягчился и, выбросив сигарету, чтобы не дымить мне в лицо, нарисовал в блокноте дорогу, жестами показав, куда идти.

Конец дня. Мой эксперимент заканчивается – на телефоне куча пропущенных звонков  и несколько тревожных смс-ок с просьбой перезвонить как только смогу.

Не знаю, смогла ли я за один день полностью ощутить все «прелести» жизни без звука. Но в одном я убедилась точно, что,  к сожалению, еще не все мы научились понимать людей, хоть немного физически от нас отличающихся.  Мы очень боимся оглохнуть, ослепнуть, остаться без ног, без рук… Мы боимся даже одной этой мысли. И потому не знаем, как себя вести с ними: либо отмахиваемся, либо скрепя сердце жалеем. А им нужно только одно, чтобы не «оглохли» наши сердца.

РЕКЛАМА

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up