Автор: Инна ГОНЧАР

15:32, 14 августа 2009

Культура

remove_red_eye 91

Вспомнить всех

По мнению некоторых специалистов, во время Великой Отечественной войны более двух миллионов человек, сражавшихся с врагом, погибли в Беларуси. Поименно, кто где захоронен, известно только о пятой части из них. Найти неизвестных героев и увековечить их память - главная задача единственного в республике 52-го отдельного специализированного поискового батальона.

Работы по исследованию воинских захоронений в нынешнем году проводились поисковым батальоном в Ляховичском районе. Воспользовавшись случаем, корреспондент «IP» встретилась со старшим инструктором 1-го специализированного поискового взвода старшим прапорщиком Сергеем Пилипенко, который рассказал об особенностях работы батальона.

«Монополист» в исследовании захоронений

52-й отдельный специализированный поисковый батальон был создан в 1995 г. До 2002 года управление и одна рота батальона дислоцировались в Минске, а еще две роты находились в Витебске и Гродно. В 2003-м это воинское подразделение передислоцировано на Витебщину, в военный городок Заслоново Лепельского района.
По словам Сергея Пилипенко, в батальоне служат ребята, призванные из Витебской области. Предпочтение отдается тем призывникам, которые на гражданке имели опыт работы в лесном хозяйстве, были связаны с землеустройством и интересуются историей своей страны.

РЕКЛАМА

Прежде чем выезжать на объекты, все солдаты батальона проходят военно-медицинскую подготовку, поскольку работают с останками и должны хорошо знать анатомию человека. Но в первую очередь, пояснил Сергей Пилипенко, их обучают саперному делу, потому что совершенно неизвестно, что можно найти при раскопках в земле. Кстати, за время существования батальона военнослужащими обнаружено более трех тысяч взрывоопасных предметов.
«Мы являемся «монополистами» в области исследования неизвестных захоронений, — рассказал Сергей Пилипенко. — Кроме нас, никому не разрешается проводить раскопки. Но это не говорит о том, что нашим военнослужащим позволено копать где и когда угодно».

Военная тайна батальона

Предварительный план поисковых работ создают на основе информации граждан. «Однако достоверность информации всегда требует проверки, — пояснил Сергей Пилипенко. — Если захоронение ранее не было известно, то первым выезжает рекогносцировочный (разведывательный) поисковый расчет, который проверяет полученную информацию, опрашивает свидетелей далеких событий, определяет характер захоронения. Если оно небольшое, то разведчики справляются своими силами».
План поисковых работ на предстоящий сезон и является военной тайной батальона, потому что этот документ интересен и для так называемых «черных копателей».

«Черные копатели»

«Мы иногда сталкиваемся с последствиями деятельности «черных копателей», — рассказал Сергей Пилипенко. — Оставшиеся после их «работы» разрушенные могилы воинов производят очень тяжелое впечатление».
Глумление над могилой в любом обществе считается кощунством, а если перевести это на военный язык, — мародерством.

«Черные копатели» специализируются на поиске реликвий — наград, амуниции, оружия и боеприпасов. В отличие от них, основной задачей поисковиков является поиск не реликвий или артефактов, а неучтенных захоронений.
По словам Сергея Пилипенко, у многих «черных копателей» есть современное снаряжение, кроме того, они умеют работать с архивными документами. А если на месте захоронения такие лжепоисковики нашли все награды и медальоны, то возможность установить личности погибших теряется навсегда.

В последнее время «черные копатели» проявляют интерес к захоронениям Первой мировой войны. Например, в Сморгони (Гродненская область) ими была осквернена могила уроженца Вильно, однополчанина известного писателя Михаила Зощенко, штабс-капитана Андрея Лагунова, героически павшего в бою. По свидетельствованию архивных документов: «…9 июля 1917 г. в бою у Новоспасского леса, находясь в качестве добровольца в штурмовой роте 6-го Сибирского стрелкового полка, Андрей Лагунов первым ворвался в окопы противника и, увлекая за собой солдат даже соседних частей, взял несколько линий неприятельских окопов. Несмотря на двукратное ранение, захватил с горстью храбрецов 4-орудийную батарею, открыл из нее огонь по тылу противника, стреляя сам из одного орудия и продолжая свое святое дело, пал сраженным неприятельским снарядом, запечатлев своею смертью доблестный подвиг».

Вернуть всех «неизвестных» солдат

Первоочередная задача батальона — поиск захоронений соотечественников времен Великой Отечественной и Первой мировой войн. Однако в Министерство обороны Беларуси часто обращаются и представители иностранных государств с просьбой помочь в поиске захоронений их военнослужащих, погибших на территории нашей страны. Безусловно, наибольшее количество обращений поступает из Германии. Останки немецких военнослужащих, воевавших в Первую и Вторую мировые войны, перезахоранивают на специальных кладбищах. В настоящее время на территории Беларуси есть два крупных сборных немецких кладбища — в Березовском районе Брестской области и в Бобруйском районе Могилевской области.

Смертные медальоны

По словам Сергея Пилипенко, установление личности погибшего защитника Отечества — самый длительный процесс, которому не всегда гарантирован успех.

К примеру, с начала Великой Отечественной войны каждому военнослужащему полагалось иметь персональный медальон в виде маленького пластмассового пенальчика. В него вкладывались два экземпляра пергаментного бланка с полными данными о воине. Однако у солдат было суеверие: если заполнишь вкладыш медальона, то тебя обязательно убьют. Поэтому в большинстве случаев медальон оказывается незаполненным.

«А позднее вообще были введены красноармейские книжки и медальоны отменены, — рассказал Сергей Пилипенко. — В результате недолговечные красноармейские книжки нередко «погибали» вместе с воинами».
В немецкой же армии никаких предрассудков не было. До самого конца войны для установления личности раненых и убитых использовались личные опознавательные знаки в виде овальной алюминиевой пластины. Ее носили все военнослужащие на шнурке на шее. Знак состоял из двух половин. На каждой были выбиты все данные для установления личности солдата. На погибшем оставалась одна половина знака, а другая отсылалась с донесением о потерях. Поэтому установить личность немецкого солдата гораздо проще, чем советского воина.

Однако если во время раскопок поисковики находят номерную награду времен Великой Отечественной войны в 99 случаях из ста личность погибшего можно определить по архивным документам.

Сложнее с наградами Первой мировой войны. Значительная часть наградных списков не сохранилась, а из тех, что есть, далеко не все систематизированы.

Но бывали и редкие удачи. Так, в Вилейском районе (Минская область) в одном из захоронений был найден Георгиевский крест, по которому установили личности сразу 30 человек. В Российском военно-историческом архиве был обнаружен документ, где сообщалось, что георгиевский кавалер скончался в госпитале от ран и в этот день вместе с ним погибли еще 29 человек, их фамилии были также перечислены.

Где покоится часть наполеоновской армии

РЕКЛАМА

Поисковики сталкиваются не только с захоронениями времен Первой мировой и Великой Отечественной войн, но и более ранними. К примеру, в мае прошлого года на окраине Борисова совершенно неожиданно были найдены останки 108 солдат наполеоновской армии. Сообщили же об этом захоронении двое мужчин, которые в 70-х годах, будучи подростками, заметили в земле останки людей и черную одежду. Они были уверены, что там похоронены полицаи.

На месте захоронения были обнаружены также форменные пуговицы от мундиров с номером нескольких полков наполеоновской армии. Частично были сохранены даже сами мундиры из шерстяного сукна. Как пояснил Сергей Пилипенко, запрессованные в глину, они не истлели, потому что находились без доступа воздуха.
А в районе деревни Селище Вилейского района Минской области в 2005 году было найдено захоронение 223-х французских солдат. Сообщили об этом местные жители, которые из этого места несколько лет брали песок для строительства и случайно наткнулись на старое захоронение. Солдаты, считают поисковики, судя по положению, в котором находились их останки — закоченевшие, в неестественных позах, замерзли во время отступления наполеоновской армии или умерли от голода. Воинов засыпали землей в том же положении, в котором их застала смерть.

По словам Сергея Пилипенко, история Беларуси — фактически история разных войн, начиная чуть ли не со средневековья. «Все военные захоронения являются свидетельством цены прошедших войн, — сказал Сергей Пилипенко. — И я считаю, что увековечить память своих погибших военнослужащих необходимо. И тогда слова, которые говорятся на протяжении уже очень многих лет: «Никто не забыт, ничто не забыто», действительно обретут смысл».

Поделиться:
Читать также

Названа лучшая одежда осени

20 часов назад remove_red_eye 1065
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up