Автор: Наталья СЕМЕНОВИЧ

12:36, 10 июля 2009

Культура

remove_red_eye 1773

Это моя работа. Судмедэксперт

«Да, как бы дико для кого-то это ни звучало, но я люблю свою профессию и от своей работы получаю удовольствие. Одни понимают меня, другие - нет. Кто-то вообще называет нас трупорезами. И ради Бога. Я не обязан каждого убеждать, что моя профессия хуже или лучше иных».

«Никакой ответственности» — это звучало так оптимистично

32-летний заведующий Барановичским районным отделением Государственной службы медицинских судебных экспертиз Дмитрий Кислый учился в Гродненском медицинском университете и планировал стать хирургом. Однако судьба распорядилась по-своему, и вот уже шесть лет он работает в «судебке».

Свою роль в выборе судебной медицины, по признанию Дмитрия Кислого, сыграли и слова его однокурсницы, сказанные ею в январе 2001 года, незадолго до распределения: «Иди в судебку — никакой ответственности». «Эта фраза настолько запала в мою память, что я буду вспоминать ее, наверное, всю жизнь. Ответственности я, конечно, не боялся, но в тот момент это звучало так оптимистично…» — рассказал он.

РЕКЛАМА

Кстати, мнение о том, что судмедэксперт не несет никакой ответственности за свои действия, бытует до сих пор: «Ну, напишет что-то не так, перепутает. Какая разница? Мертвым уже все равно».
На самом деле, работа судмедэксперта — большая ответственность, ведь его заключение — это некая черта, которая подводится под человеческой жизнью, окончательный диагноз. И от того, каков он, нередко зависит другая человеческая судьба.

«Эксперт подписывается под каждым своим словом в заключении. И плюс к этому — под статьями Уголовного кодекса, которые в случае ошибки могут «обеспечить» ему пренеприятнейшее существование: вплоть до тюрьмы. Ведь его заключение всегда можно проверить. Да, человеческий организм гниет, разрушается, но если у погибшего были переломаны кости, то они не срастутся. Все это можно в буквальном смысле увидеть, потрогать и пощупать», — пояснил Дмитрий Кислый.

3-4 трупа в день, а по понедельникам — «свадьбы»

Свою работу судмедэксперты условно делят на три части.
Первая — это исследование живых лиц — так официально звучит то, что в народе называют просто: «снять побои». В этом случае эксперт дает заключение о том, когда и каким образом человек мог получить повреждения и какова степень их тяжести. «Грубо говоря, мы переводим медицинский язык на юридический, чтобы по степени тяжести телесных повреждений юрист мог дать соответствующую оценку», — рассказал Дмитрий Кислый.

Чаще всего наплыв «снимающих побои» наблюдается после выходных, поэтому по понедельникам у судмедэкспертов — «свадьбы» — так между собой они называют встречи молодых людей, которые накануне подрались. «Собираются тут у нас, смотрят друг на друга, переговариваются: «А я вон тому кулаком. А этот мне палкой». Смотришь на них со стороны и думаешь: «Ребята, ну, что вы не поделили?» Смешно и грустно одновременно».

Вторая часть работы судмедэкспертов — это исследование трупов. Убийства, ДТП, самоубийства, несчастные случаи, скоропостижная смерть в молодом возрасте — в среднем 3-4 трупа в сутки. «Для меня и для моих коллег всегда большой шок, когда на столе лежит ребенок. Не важно, месяц ему или 16-17 лет. Это настолько тяжело, насколько может быть тяжело вообще. Горько видеть молодых людей, да, впрочем, и немолодых, которые, запутавшись в той или иной ситуации, решают проблему кардинально — лезут в петлю. А ДТП… Каждая авария — это горе», — говорит Дмитрий Кислый.

Бывают в жизни экспертов и такие дни, когда приходишь на работу, а работы… нет. «Для Барановичей подобное — нонсенс. В таких случаях сразу возникает напряжение. Думаешь, что «наш» где-то лежит, гниет».
Третья часть — непосредственный контакт экспертов со всеми, кто каким-то образом имеет отношение к судебной медицине: помощь следствию, дача пояснений, выезды на места происшествий, работа с судами и медработниками.

«Грязный и пьяный эксперт — это только в кино»

Многие люди судят об экспертах по сериалам и считают, что в судебной медицине работают лишь законченные алкоголики. «Посмотрите по телевизору: там эксперт (он же патологоанатом) — это грязный, пьяный дядька, с рукавами в крови, курит сигарету и очень циничен. Это же просто смешно», — отметил Дмитрий Кислый.
На самом деле в профессии судмедэксперта выпивке и грязи не место. Люди, начавшие употреблять спиртное, долго здесь не задерживаются. Что касается грязи, то для эксперта грязь — это инфекция.

Судмедэкспертам приходится исследовать различных людей, и они никогда не знают, чем болел тот или другой человек, попавший к ним на стол. Сифилис, ВИЧ, СПИД, вирусный гепатит, туберкулез — вот далеко не полный перечень тех заболеваний, которые «таят» в себе тела погибших и умерших. «В этом наша работа сродни профессии сапера. Практически никогда не знаешь, чем может закончиться то или иное исследование. Это всегда риск. Поэтому и стараешься все делать аккуратно, чтобы не порвать перчатку, не заляпаться кровью. А если капля крови попадает, например, на лицо, работа приостанавливается — эксперт идет мыться и обрабатывать кожу. Нужно беречь себя. И каждый это понимает, потому что хочет жить, быть здоровым, иметь семью, растить своих детей», — подчеркнул Дмитрий Кислый и признался, что в практике почти каждого эксперта бывают случаи, когда, узнав о болезни «пациента», ему приходилось идти и делать уколы. Даже если уверен, что все прошло аккуратно. На всякий случай…

«У нас свой юмор. Особый»

Работа судмедэксперта — это постоянный стресс. Видеть то, что видит он, — страшно. Спасает одно — шутка. «Наши эксперты — большие шутники. Конечно, юмор у нас специфический, особый. Кто-то называет его черным, кому-то он кажется циничным, но без него в нашей профессии никак не обойтись. Таким образом мы поддерживаем друг друга, — пояснил Дмитрий Кислый. — Например, с наступлением теплого сезона в разы возрастает количество сгнивших трупов. Такой труп изъеден личинками, насекомыми, даже мышами и крысами. Прибавьте к этому запах и вид.

Неподготовленному человеку очень сложно, а иногда и подготовленному приходится трудно. В этом случае коллеги начинают друг над другом подтрунивать: какие-то ироничные советы дают, пакеты предлагают. Да, цинично, жестко. Но такие шутки помогают разрядить обстановку, успокоиться и приступить к своим непосредственным обязанностям».

Эксперт, приезжающий после работы с таким трупом, по традиции интересуется у своих коллег, не собирается ли кто-нибудь на рыбалку, предлагает наживку. И все понимают, что подобная «черная» шутка — не что иное, как необходимая психологическая разрядка.

Отвлечься от работы и снять стресс судмедэкспертам помогают и их увлечения. Кто-то все выходные проводит в гараже, ремонтируя машину, кто-то зачитывается книгами, кто-то ходит в баню, кто-то ездит на рыбалку. И почти все любят «тихую» охоту. «Прогулки по лесу, сбор ягод, грибов всегда успокаивают. Но в то же время лично у меня, например, где-то глубоко, на подсознательном уровне «живет» страх, что вот-вот и… найду труп. Конечно, боишься не того, что увидишь, а того, что будет испорчен выходной», — раскрыл свою тайну Дмитрий Кислый.

«От своей работы я получаю удовольствие»

Каждый будущий медик еще во время учебы обязательно проходит «боевое крещение» — посещает морг, присутствует на вскрытии. По словам Дмитрия Кислого, ничего страшного в этом нет — мертвые не кусаются. Другое дело — самому подойти к трупу с секционным ножом и провести исследование. «Вот это настоящая проблема. Ты прекрасно осознаешь, что еще вчера этот человек был живым, о чем-то мечтал а сегодня — уже труп, который лежит перед тобой… Этот барьер: вчера живой, а сегодня мертвый, и тебе предстоит его резать, — перешагнуть сложно. Я шел к этому полтора месяца, и до сих пор помню свою первую секцию: это был одноногий мужчина по фамилии Макаревич. Лишь когда этот этап был пройден, я понял, это — моя работа», — рассказал Дмитрий Кислый.

РЕКЛАМА

Конечно, выдерживают не все. Поэтому те, кто остается, — профессионалы, люди по-настоящему влюбленные в свою работу. «Да, как бы дико для кого-то это ни звучало, но я люблю свою профессию и от своей работы я получаю удовольствие. Какой смысл заниматься тем, что тебе не нравится? — считает Дмитрий Кислый. — Одни понимают меня, другие — нет. Кто-то, вообще, называет нас трупорезами. И ради Бога. Я не обязан каждого убеждать, что моя профессия хуже или лучше иных. Говорят, у нас «пахнет». Я могу назвать несколько специальностей, где пахнет не меньше, и тем не менее люди работают там. Говорят, у нас тяжело. Хорошо, скажите мне, где и у кого работа легкая? В каждой профессии есть свои сложности и какие-то неприятные моменты. Да, у нас все очень жестко, но если кому-то что-то не нравится — его никто не держит».

Отпечатки профессии

…Мальчик, игравший во дворе и попавший под колеса сдававшего назад автомобиля.
…Женщина и вся ее семья, включая маленького ребенка, на машине столкнувшиеся со встречной фурой.
…Девушка, выбросившаяся с 9-го этажа после ссоры со своим парнем.

Подобные случаи всегда откладываются в памяти судмедэкспертов. Они же накладывают отпечаток и на их поведение, и на их личную жизнь, и на их отношение к жизни вообще.

«Я всегда пристегиваюсь. Никогда не сажусь за руль, даже если выпил совсем чуть-чуть, и своих знакомых после празднования всегда оттаскиваю от машины: пусть за руль сядет трезвый. Под балконами не хожу — они отваливаются. По рельсам не гуляю: поезда, электрички — это такая страшная мощь. Дорогу перехожу только на зеленый свет и только по пешеходному переходу. Не вижу проблемы, когда нужно сделать крюк, чтобы дойти до перехода. Бывает, стоишь на светофоре, машин нет, и ты знаешь, что их не будет. Все идут, а ты как дурак стоишь. И рад бы, но тут же перед глазами у меня появляются «картинки» аварий и «выскакивает» увиденная в Минске табличка с пешеходом, переходящим дорогу, и надписью: «Пешеход, помни: сэкономленное тобой время может быть последним!» Так что стою и принципиально жду зеленого».

По признанию Дмитрия Кислого, профессия научила его любить и ценить жизнь, беречь ее как древнюю китайскую вазу. Тонкую и нежную. «Может, кому-то кажется, что у него, как у кошки, девять жизней. Сегодня одну потратит, завтра — другую… Нет, жизнь у каждого одна. И мы — судмедэксперты, наверное, понимаем это лучше остальных», — сказал Дмитрий Кислый.

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up