Автор: Intex-press

11:39, 18 декабря 2008

Общество

remove_red_eye 80

«Остаться в живых» на прожиточный минимум. Окончание

Окончание. Начало в №№ 728, 729

Неделя третья. Мои финансы поют романсы

3 – 9 ноября. Расписывать по дням ужасы безденежного существования не хватает сил. Третья неделя стала для меня самой затратной. Шутка ли, у брата и у папы ожидаются дни рождения, денег на телефонные разговоры не хватает, в кошельке осталось менее 55 000 рублей. Я перестала ходить по магазинам вообще, а если и шла, то только со списком. Безденежье отучило меня рассматривать лотки с дорогой мелочью возле касс и мучиться от мысли, что мне явно чего-то не хватает «для белоснежной улыбки» – зубы надо чистить по утрам и вечерам, как Мойдодыр учил. Поначалу возле кассы руки сами тянулись к жвачкам, чипсам, батончикам разных размеров и вкусов. Раньше мне казалось, что выложены они возле касс исключительно из «антиворовских» мер. Поняла, что здесь есть еще один трюк. Чем дольше очередь, тем больше мыслей о том, что чего-то явно не хватает.

4 ноября. Убедилась, что экономлю не только я, но и производители белорусского фаст-фуда. В кои-то веки решила перекусить на автовокзале. О, сосиска в тесте около 800 рублей! Да не может быть! Так дешево? Оказалось, в тесте запечено только полсосиски, а не целая. Такая аккуратненько разрезанная вдоль сосиска. Ну почему не написать на ценнике – «Полсосиски в тесте»?!

РЕКЛАМА

5 ноября. Среда. С утра мобильный напомнил, что у брата день рождения. Набрала номер, но металлический голос, как мне показалось, цинично пропел: «Вызов не может быть установлен…» – в душу закрались нехорошие предчувствия, проверила баланс – так и есть – задолженность 14 рублей. Если я возьму обещанный платеж, с каких средств я буду его погашать? Поздравила брата с рабочего телефона.

7 – 9 ноября. Традиционные ноябрьские выходные решила провести у родителей. Поездка обернулась в одно сплошное разорение. С деньгами на билет на дизель рассталась довольно легко – целый день к этому морально готовилась. Но настоящий денежный шок испытали мой кошелек да и я, когда села в пригородный автобус: оказывается, билет до дома подорожал на 800(!) рублей сразу. Дорого теперь мне обойдутся поездки в родное гнездо. За одну дорогу туда и обратно я выложила 18 580! В БПМ рассчитано 6,9% на транспортные услуги. Да у меня эти проценты на одну поездку домой пошли, а как же быть с общественным транспортом? Но тот же проездной стоит 18 740, а не 15 400, как это рассчитано в статье расходов согласно БПМ на транспорт! Как ни крути, а тут цифры явно не сходятся.

Начала придираться в магазинах к продавцам из-за сдачи: пусть это и мелочно как-то, но здесь недодали 20 рублей, там 10, вот и набегает за день сто рублей, а то и двести. А это уже тот же пакет целлофановый.

9 ноября. Воскресенье. Телефон отключили за неуплату, а родная сеть перестала верить в то, что я когда-нибудь погашу «обещанный». Отправляю в день по четыре смс-ки «Пожалуйста, перезвоните мне».

Итоги: за три недели у меня осталось чуть меньше 8 тысяч из 224 700 рублей! А ведь из этих денег мне еще полагалось одеться, а практически все ушло на еду. А если б я еще и курила…

Четвертая неделя: Я объявляю голодовку! Добровольно.

10 – 17 ноября

Началась моя последняя неделя добровольного выживания. Меня все больше нервируют предложения коллег сходить в магазин в обеденный перерыв. Перед каждым «походом за едой» сотрудники стали проверять мою платежеспособность. Поэтому мои «заказы» уже к концу третьей недели сошли на «нет». На календаре вычеркнула «дни безденежья». Все чаще стала задумываться: «неужели есть семьи, которые умудряются выживать на эти деньги не 31 день, не один месяц раз в год, а 356 дней! Мне все чаще хочется прийти домой и побыстрее завалиться спать, как медведю, – удивительное понимание косолапых пришло именно в дни бедности. Последние восемь тысяч потратила на оплату услуг телефонной сети и пачку пельменей. Скоро сама стану пельменем.

10 ноября. Понедельник. Дома закончился кофе. Теперь пью его только в редакции. Хочется сладкого. Утром в редакции, пока еще никого не было, обнаружила в шкафу открытую банку сгущенки. Пришлось ее съесть, чтобы она не мучила меня своим присутствием. М-м-м… До чего же вкусно! Одумалась, заметив, что слопала уже полбанки! Сегодня я констатировала смерть своей совести и заодно человеческого достоинства.

13 ноября.
Четверг. У папы день рождения. В моей записной книге появилась еще одна запись – 15 000 должна сестре за папин подарок. Пришлось взять телефон у знак
омого и позвонить домой. Еще один должок. Такого сухого и короткого поздравления папа никогда от меня не слышал. Это сильно испортило мне настроение.

14 ноября. Еще один день рождения у хорошего знакомого и годовщина свадьбы у старшей сестры – да что же это за месяц такой! Один из журналистов как-то предложил мне булочку: «Дескать, она в пакете «лишней» оказалась. Хотела отказаться. Честно. Но, услышав запах свежей булочки…

Голодный сон в осеннюю ночь усугубляет хандру. Однако еще чуть-чуть – и стану на людей бросаться. За время голодовки успела отвыкнуть от пирожков с повидлом, чипсов и жвачек. Хоть какой-то плюс. Никакая диета не нужна. Коллеги говорят, что похудела, а мне кажется, что я пухну от голода. Узнав, что у меня нет денег и взять я их не могу ради эксперимента, коллеги из технического отдела стали подкармливать меня. Я отказывалась до последнего, но…

15-16 ноября. Последние выходные перед зарплатой. Есть нечего и не за что. Как пережить выходные? Подруга предложила приехать к ней в лагерь, где она отдыхала. Но в субботу снова подорожали билеты на пригород. Пришлось звонить на предприятие узнавать расписание рабочего автобуса до лагеря. В лагере меня покормили: от непривычки есть много и сразу мне едва не стало плохо и потянуло на сон – такого со мной еще не было.

Итак: за это время я успела похудеть на килограмм и приобрести некоторые полезные и не очень привычки: придираться к продавцам. Еще я стала считать деньги, скрупулезно и придирчиво думать над тем, смогу ли обойтись без этой вещи. Денег не хватило. Совсем. А месяц жизни на БПМ с 17 октября по 17 ноября на те деньги, которые должны были, по идее, обеспечить мою «нормальную жизнедеятельность и сохранение моего здоровья, включая обязательные платежи», показался мне вдвое длиннее обычного… Ведь я хожу в магазин и покупаю почти по европейским ценам белорусские продукты. И у меня пока нет семьи, которую нужно обувать-кормить-учить… Я склонна думать, что к жизни указанные цифры не имеют ровно никакого отношения. Стало конкретно не ясно: «А для каких целей вообще придумывается БПМ?». Если для определения уровня жизни населения, то современные цены здесь явно в расчет не берутся.

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up